УНИКАЛЬНЫЕ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ БАЙКАЛА

ГОРА ЖИМА

На расстоянии одного дня пути от Узур (о.Ольхон)находится священная гора Ижимей (1276 м). Это самая высокая точка острова. Гора считается священной у местного населения. Название местности Ижимей происходит от слова «эжин» – «хозяин местности». Древние шаманские мифы повествуют о божестве грома Угэтэ-нойоне, сыне Божественного Неба, пожелавшем обосноваться здесь, рядом со знаменитым ольхонским шаманом Нагре-бо, но затем он уступил свой дворец на г. Жима шаманской чете, а сам перебрался ближе к озеру. По преданию, священная гора Жима была обиталищем духов и божеств. По легенде, записанной бурятским ученым М.Н. Хангаловым, она являлась главным шаманским святилищем острова, на ней в старину жил царь всех шаманов – Божественный Орел, сотворивший множество ольхонских белоголовых орлов. На вершине горы раньше находились деревянная избушка и шалаш из сосновой коры, построенные, как считается, ольхонскими шаманами.

Ольхонский краевед Н.М. Ревякин, в 1950-е гг. посетивший вершину Ижимея, свидетельствует о нахождении там строения в виде чума, крытого лиственничной корой, и небольшой деревянной избушки, в которой находился столик-алтарь со следами обильных жертвоприношений. Духа горы представляют в образе древнего старика с бородой. Неоднократно местные жители рассказывали, как старец с длинной белой бородой помогал заблудившимся в лесу на склонах мыса Ижимей детям выйти к жилью. Вера в его существование настолько велика, что эти рассказы можно услышать по сей день.Существует несколько вариантов легенд, связанных с обитанием на этой вершине хозяина острова. Согласно одной из них, после поединка между небожителями за право обладания островом победитель удалился на священную гору мыса Ижимей, чтобы рассмотреть свои новые владения. С вершины ему открылась величественная панорама: со всех сторон просматривалась синяя гладь озера с горами на горизонте, а вокруг горы простиралась густая зеленая тайга. На время отсутствия для охраны своих владений небожитель оставил в пещере слугу в виде медведя с белой полоской на шее, который, как считается, до сих пор живет там и наказывает незваных гостей за вторжение в свои владения. Система запретов, табу, на посещение этой горы всеми, кроме шаманов, известна с древних времен. В сознании шаманистов эта гора является священной, здесь посредством ритуала осуществляется связь с миром духов.

В конце XIX в. исследователь Байкала И.Д. Черский записал со слов местных жителей: «На острове самая высокая гора Ижимей. По поверью ольхонских бурят, на ней находится громадный бессменный медведь в цепях. На эту гору буряты не осмеливаются заходить».На западном склоне растет реликтовый ельник. Площадь его 340 га. Плотность ельника настолько велика, что другие породы здесь не растут. Пешеходная экскурсия на гору утомительна и требует целого дня. Идти приходится без тропы по густому лесу. Источников воды нет, поэтому ее необходимо нести с собой.Между мысами Ижимей и Хара-Хушун, в 10 км к северо-востоку от берега, зафиксирована наибольшая глубина Байкала – 1637 м (в 5,5 мили к северо-востоку от мыса Ижимей). В этом месте крутизна подводного склона вдоль восточного побережья острова Ольхон между мысами Ижимей и Ухан достигает 30–40°.

 

МЫС БУРХАН /СКАЛА ШАМАНКА/

Рядом с Хужиром (о.Ольхон)находится Скала-Шаманка, или еще ее называют Бурхан-мыс, одна из 9 святынь Азии, ставшая своего рода визитной карточкой озера, одним из самых знаменитых ключевых образов Байкала: без ее изображения не обходится ни один фильм или фотоальбом о Байкале. Наиболее почитаемым святым местом на озере была пещера в скале мыса, которой приносили жертвы и давали обеты со времени появления первых шаманов. Первые исследователи Байкала в XVIII–XIX вв. отмечали, что пещера эта вызывает «особенно суеверный ужас всех прибайкальских бурят, обычай приносить жертвы и давать обеты произошел от этой скалы. Нигде буряты не приносили в таком изобилии жертвы, как у беломраморной Скалы-Шаманки. От этих обычаев сохранилось множество интересных преданий». Пещера мыса считалась местопребыванием эжина – хозяина Ольхона и свято почиталась местным населением. Никто не имел права приближаться к местожительству духа-хозяина Ольхона.

Двухвершинная скала сложена кристаллическим известняком-мрамором, покрытым яркими лишайниками красного цвета. В ближайшей к берегу скале есть сквозная пещера, особо почитаемая хоринскими и баргузинскими бурятами. Раньше в ней проходили шаманские обряды, а позже, после ламаизации бурят, в ней находился алтарь Будды. У подножия скалы сохранились загадочный наскальный рисунок и надпись на санскрите.Название Скала-Шаманка изменилось, когда среди бурят начал распространяться буддизм. Ее стали называть Бурхан-мыс – «Бог», «Будда». По рассказам старожилов, в первом десятилетии ХХ в. для молебствия около скалы, обычно зимой, приезжали сотни лам из дацанов Забайкалья. Монахи верили, что в пещере мыса живет монгольский бог, переселившийся из Монголии в незапамятные времена, ища спасения, поэтому ламы из всех 34 действующих в Бурятии дацанов обязательно приезжали сюда молиться.

В древних преданиях рассказывается о 13 северных нойонах – сыновьях божественных тэнгриев, которые спустились с неба вершить суд над людьми и выбрали различные места проживания. Старший и самый сильный из них Хан Хутэ-баабай (Хан Хото-бабай) избрал местом обитания пещеру на Шаманском мысе острова Ольхон. По словам ольхонских стариков, Хан Хутэ-баабай имеет три призрачных дворца: один – на небесах, второй – на земле, это мыс Бурхан, третий – в подземном мире. Одна из легенд гласит: «Хан Хутэ-баабай, сделавшись царем всех шаманов, избрал постоянным местом пребывания остров Ольхон. Он стал хозяином острова, а также защитником и покровителем всей шаманской религии северного толка». Почитание его было так велико, что, даже следуя по особо важным делам, ни один из местных жителей не решался проскакать верхом на коне мимо мыса с пещерой. Копыта коней обвязывались сверху кожей, чтобы не цокали и не тревожили покой Великого Духа. Путники спешивались и проводили коня следом на поводу.

Известный российский ученый В.А. Обручев, исследовавший Байкал, писал по этому поводу:«...но всего замечательнее суеверный страх, который ольхонские буряты питают к пещере. Мимо Шаманской скалы нельзя проезжать на колесах, а только верхом или в санях, почему в летнее время сообщение между западной и восточной частями Ольхона производится только верхом, да и то в редких случаях, так как буряты вообще неохотно ездят мимо пещеры; кроме того, в том случае, если в одном из родов есть покойник, членам этого рода, т. е. целой половине острова, запрещалось проезжать мимо пещеры в течение известного времени; по этой причине мой проводник – бурят из Долон-аргуна довел меня до Хужира и вернулся назад, я же проезжал с другим крещеным бурятом мимо пещеры до улуса Харанцы и здесь взял другого проводника; на обратном пути было то же самое».Священная Шаманская скала со сквозной пещерой, куда имел право доступа только шаман, долгое время оставалась запретной, приближаться к ней и проходить сквозь нее никому не разрешалось. Сквозная пещера (N53°12,224’ E107°20,325’, вход расположен на высоте 481 м над уровнем моря) имеет длину около 12 м, ширину – от 3 до 4,5 м, высоту – от 1 до 6 м. Наиболее удобен вход в нее с западной стороны, где имеется площадка перед пещерой. Раньше в ней был боковой коридор, ныне это ответвление завалено обрушившимися камнями.

В старину в Шаманской пещере находилась ламаистская молельня, в которой были расставлены разнообразные медные, бронзовые и серебряные фигурки буддийских божеств, курительные свечи и различные жертвенные принадлежности. По свидетельству посетителей 1902 г., в пещере находились подвешенные буддийские иконы на полотне, медные чашечки и курительные свечи. На камнях кругом нее лежали медные монеты и куски синей ткани с надписями благопожеланий. У входа в пещеру на скалах были нарисованы белой краской изображения буддийских божеств, не сохранившиеся до наших дней. В течение продолжительного времени здесь совершались жертвоприношения духам, мыс был главным местом паломничества верующих бурят всего Прибайкалья. Рядом с ним в священной роще сжигали и хоронили шаманов.

В местном краеведческом музее находятся шаманские предметы, собранные на пепелищах в этой роще. В 1952 г. археолог П.П. Хороших нашел в пещере на сланцевом отщепе изображение женщины-шаманки. Археологический материал представлен обломками металлического сосуда типа буддийской «габалы», железной пряжкой, керамической плиткой со штампованным рисунком, обломками древков стрел.

Женщинам запрещалось приближаться к мысу, и они обходили это место за 2 версты. Запрет для них проходить сквозь пещеру, по одной версии, связан с убеждением древних людей, что присутствие «нечистых и греховных» женщин могло осквернить чистоту священного места. По другой версии, этим запретом оберегали женщин, так как считалось, что посещение пещеры может осложнить роды – и потомства не будет. В современной трактовке о сакральных местах такой запрет может быть объяснен тем, что территории, где в течение длительного времени веруют и поклоняются, приобретают мощную энергетику, способную воздействовать на человека.

Нельзя осквернять священное место каким-нибудь нехорошим помыслом или делом, нельзя появляться здесь в пьяном виде и вести громкий разговор. Особенно запрет на посещение его касается детей. По убеждению шаманистов, если ребенок от рождения чувствителен и не подготовлен к встрече с духами, скопление большой эмоциональной энергетики и огромное количество духов «призрачного дворца» могут вызвать непредсказуемые последствия. Посещая священное место, надо обязательно помнить, что заклятие древних шаманов всегда было действенным. Нельзя осквернять скалы надписями и битьем бутылок, плохими словами и мыслями.

На Шаманском мысе ольхонские буряты давали клятвы, чтобы снять ложное обвинение или отстоять свою честь, и обещания об исполнении долга. Сюда приезжали бездетные из разных регионов с просьбой о даровании детей. Как известно по одному из вариантов, Хан Хутэ-баабай усыновил трех беркутов, которые впоследствии передали шаманский дар людям. От сожительства этих трех орлов с бурятскими женщинами пошел род ольхонских шаманов шабууни ноед. С западной стороны на поверхности скального мыса Бурхан имеется природный выход коричневой породы, который на фоне беломраморной скалы выглядит рисунком дракона. Всего удобнее рассмотреть это природное явление зимой со льда озера.

 

МЫС САГАН-ХУШУН

Саган-Хушун – «белый мыс» – чрезвычайно живописный скалистый мыс (N55°23,558’ E107°43,710’) протяженностью около 1 км, сложен из мрамора светлых тонов, густо покрытого буровато-красными пятнами лишайника. Находится он в 4 км от северной оконечности острова Ольхон – мыса Хобой. Совсем недавно это было уединенное место, сейчас к мысу проложены дороги и регулярно приезжают экскурсанты. При подходе на катере издалека мыс представляется однородным скальным обрывом. Лишь вблизи скалы как бы расступаются, открывая взору замкнутую отвесными мраморными стенами маленькую бухту. При полном штиле здесь получается высадиться с катера класса «Ярославец» по носовому трапу прямо на берег. По тропе можно подняться на плато острова – это одно из редких мест в северной части, где имеется спуск к воде. Выше средней скалы есть небольшая пещера, ориентированная входом на запад. Карстовая пещера длиной 9 м, шириной 6 м и высотой 2,5 м, вероятно, раньше имела продолжение. Сейчас проход закрыт большим треугольным камнем, но о наличии продолжения свидетельствует тяга в карстовых отверстиях в своде.

Судя по находкам обломков керамики в песчаных отложениях на полу пещеры, она служила временным убежищем для древних людей Прибайкалья.На уровне прибоя в скалах Саган-Хушуна имеются многочисленные гроты. Самый большой из них расположен под скалой Средний Брат, рядом с небольшой бухтой, куда можно войти на катере. Его размеры достаточны, чтобы заплыть внутрь на лодке. Длина составляет 8 м, ширина – 4 м и максимальная высота – 3 м. Особенно эффектен грот в ледяном убранстве зимой. Другой глубокий волноприбойный грот находится восточнее скалы Меньший Брат и ориентирован входом на север. Его можно осмотреть только зимой: заползти по льду в узкий 14-метровый ход.Мыс Саган-Хушун внесен в список памятников природы Байкала. Это место выделяется среди монотонного побережья эффектными скалами пирамидальной формы, известными у местного населения под названием Три Брата. Красивы они в лучах заходящего солнца. Особую мистическую красоту этого места так описывает писатель В. Распутин: «С этой скалы трудно смотреть на Байкал – так переполнен он силой, мощью, небом и водой, так великограден он по сторонам, где протягиваются горы, и великоположен могущественным и таинственным путем посредине. При виде этой картины приходят в смятение чувства и жалкует ум. Тут и выбирал я место для покойствующего Чингисхана. Сюда бы приводил я грешников всякого рода, чтобы видели они, против какого мира идут войной; здесь находить слабым душам утешение, больным выздоровление, чрезмерно здоровым гордыней и самомнением – усекновение».С северной стороны скального мыса имеется небольшая бухта с пляжем, удобная для ночевки на катере. Рядом находится небольшой волноприбойный грот (N53°23,611’ E107°43,956’) горизонтального типа с широким трубчатым проходом длиной более 6 м с выходом примерно на высоте 1 м над уровнем воды и 4-метровым ответвлением в глубь скалы. Выше в скалах есть еще два входных отверстия, хорошо просматриваемых с галечного пляжа.

 

МЫС ХОБОЙ

Хобой (в переводе с бурятского «хобой» – «клык, коренной зуб») – самый северный мыс на острове Ольхон. Эффектная столбовидная скала, напоминающая внешне острый клык, со стороны моря имеет ярко выраженное сходство с профилем женской головы с бюстом, как на древних греческих галерах. Местное название скалы – Дева. Существует бурятская легенда, согласно которой это окаменевшая бурятка, просившая у тэнгриев из зависти к мужу такой же дворец, как и пожалованный ему. Тэнгрии со словами: «Покуда на земле будет зло и зависть, будешь камнем» – превратили ее в скалу. Место примечательно многоголосым эхом, которое отражается от монолитной скалы.

Встречаются здесь редкие и реликтовые травы, однако безжалостное уничтожение туристами привело к практически полному их исчезновению. Зимой со льда можно осмотреть гроты, сказочно украшенные наплесковым льдом и прозрачными сосульками. Находятся они на уровне уреза воды, их входы ориентированы на север. Для посещения самого длинного (19 м) нужен фонарик. В скалах на уровне воды на мысе имеются гроты длиной до 22 метров, осмотреть их можно только зимой со льда.

Из-за большого количества посетителей и неправильного поведения туристов уникальной экосистеме мыса наносится непоправимый ущерб. Категорически нельзя выдирать камни из дерна и повреждать растительный покров, нельзя дерн с реликтовыми растениями складывать в каменные туры. По шаманской традиции – нельзя передвигать камни, тем более вырывать дерн с весьма сомнительными целями оставить след своего пребывания в этом святом месте. Любые действия в святых местах приобретают силу в тысячу крат больше: благие и чистые мотивации приносят благо человеку, дурные поступки наносят вред человеческой карме. Нельзя на мысе Хобой передвигать камни и складывать из них каменные туры.

Автомобильная дорога заканчивается в 500 м от мыса. Последние сотни метров она идет по крутому косогору с углубленной колеей, поэтому машину лучше оставить наверху, а самим пройтись пешком. Пешеходная экскурсия дает наглядное представление о происхождении острова. С мыса Хобой отчетливо видна перекошенная тектоническая глыба острова, отвесно обрывающаяся на восток 100—200-метровыми скалами и полого спускающаяся на запад в сторону Малого Моря. На травянистых склонах в большом количестве произрастает чабрец (богородская трава), хорошо известное лечебное растение. Цветет он с июня по август.

Мыс Хобой находится вблизи самого широкого места Байкала (79,5 км), и только в хорошую погоду с него можно разглядеть восточный берег, гористый контур полуострова Святой Нос. Отсюда очень удобно наблюдать восход солнца. Солнечный диск появляется из-за полуострова Святой Нос, и при прозрачной атмосфере это зрелище со стелющимися над водной поверхностью клочьями тумана очень живописно. На вершине восточного берега острова, вблизи мыса Хобой, есть рядом два грота (N53°24,30’ E107°47,11’), ориентированных выходами точно на восход солнца. Ровные сухие площадки гротов, засыпанные песком, удобны для ночлега, и восход можно наблюдать, не выбираясь из спальника. На западной стороне оконечности острова находится наклонная площадка, где весной совершаются общеольхонские шаманские тайлаганы. Отсюда виден скальный клык мыса Хобой, и на этой площадке установлены деревянные сэргэ – столбы для коновязи. Севернее, непосредственно у скалы Хобой, можно сфотографировать сквозную арку с видом на западное побережье острова.

Рядом с Хобоем усилиями местных экскурсоводов-водителей возникла новая достопримечательность – скала Любви (мыс Шунтэ-Левый), при определенной фантазии напоминающая раздвинутые и согнутые в коленях ноги женщины. К ней тоже теперь есть автомобильный проезд. Обычно при ее посещении гиды рассказывают сочиненную ими же байку: «Если у бурят не получалось зачать ребенка, они приезжали на эту скалу, и у них все получалось. И сейчас это живет, если у кого не получается, можно сюда приезжать и пробовать». Понятно, что после такой присказки туристы с удовольствием бегут на скалу испытать волшебную магию этого места.Напротив летника Хобой есть крутой спуск на галечный пляж восточного берега острова. В хорошую погоду здесь можно останавливаться ночевать на катере. Глубина дна позволяет вплотную подойти к галечному пляжу и закрепить для ночной стоянки судно на растяжки. Утром здесь великолепная рыбалка. По тропе можно подняться на плато острова и за 2–4 ч совершить пешеходную экскурсию на мыс Хобой.Возвращаться интереснее по восточному обрывистому краю острова: проехать 5–6 км по дороге, идущей в 10–30 м от края скального обрыва высотой 100–150 м, а затем опять выехать на основную. Не следует съезжать с дороги – степная растительность легкоранима, и след колес остается на ней надолго.На восточном берегу острова есть живописная скала (N53°22,630’ E107°46,755’), около которой можно сфотографироваться.

 

 

МЫС РЫТЫЙ

В центральной части Байкала на западном берегу, напротив самого широкого места озера, расположен мыс Рытый. С бурятского языка название Хыр-Хушун, или Хэр-Хушун, переводится как «степной мыс». Это определение точно передает природные особенности мыса – 4 км в ширину и 2 км от берега до гор голой степи и прекрасных пастбищ для скота. Однако домашние животные здесь никогда не выпасались в период вегетации, и степной участок сохранил уникальные растительные сообщества реликтовых даурских степей. На мысе нет деревьев и никаких поселений, одиночные катера, не приставая к берегу, проплывают мимо, до этого места не доходит автомобильная дорога, и здесь нет даже тропы по побережью. По неизвестным причинам на посещение мыса местным населением было наложено табу, и этот запрет действует и в наше время. Жители старательно избегают посещений, именуя его проклятым местом, но, разговорившись, могут поведать много загадочных историй, связанных с этой священной местностью. Стоит добавить, что этот мыс входит в территорию Байкало-Ленского заповедника, и, чтобы здесь высадиться на берег, нужно специальное разрешение от администрации. Заповедный режим в сочетании с местными шаманскими запретами посещать священный мыс сделали свое дело: только редкие одиночки осмеливаются заходить в глубь ущелья, а их рассказы о загадках Рытого превратили его в главное аномальное место на Байкале.Последние годы вокруг этого района сложено немало легенд. Ответвляющий разлом ущелья р. Риты обладает аномальными особенностями, и с древних времен на его посещение наложено табу местными жителями.

Больших причин нет нарушать эти запреты и сейчас, нет смысла просто ради любопытства заходить в «страшное и священное место», где живут сердитые боги, сыновья божества Ухэр, посылающие сильные ветры и наводящие порчу на посетителей их жилища. Шаманские заклятия действуют и в наше время, в этом легко убедиться, отследив судьбу людей, нарушавших вековой запрет и проникавших в ущелье. Многие из них преждевременно и скоропостижно ушли из жизни. По местным обычаям, нельзя проезжать мимо этого места, не почтив духов Рытого.Мыс Рытый относится к сакральным местам Прибайкалья. Это наиболее сухой участок на северо-западном побережье Байкала. Конус выноса, образованный р. Ритой, вдается в Байкал на 2,5 км. На наклонной голой поверхности мыса, беспорядочно изрытой водными потоками с гор, большое скопление глыб и валунов. Пересохшие рукава речки создают впечатление, что мыс изрыт узкими извилистыми оврагами. Здесь зарегистрированы следы мощных селевых выбросов в Байкал – грязекаменных потоков с валунами, деревьями и дерном. Долина реки оставляет гнетущее впечатление. Она труднопроходима из-за россыпей крупных камней, но пройти ее всю насквозь и выйти к истоку Лены можно за один день. В конце июня в верховьях ущелья Риты можно увидеть снег, а по пути вверх осмотреть отвесно падающие со склонов ущелья водопады. Первый из них находится примерно в 3 часах пути от берега озера и представляет собой красивый водопад высотой около 30 м, отвесно падающий со скалы в долину реки Рита. Геологи обнаружили здесь месторождение полиметаллов, возможно, по этой причине в местности часто в землю бьют молнии.

Долина реки считается у бурят священной и запретной для посещения, даже шаманы избегают заходить в глубь ущелья. Если же в падь Риты случайно забредал скот, никто не решался идти за ним и выгнать его оттуда, считалось, что он стал достоянием Тэнгри и его сыновей, которые, по преданию, ревностно охраняют вход в ущелье. Пастухи терпеливо ждали, когда скот сам вернется из священной пади. Местные жители беспрекословно выполняют древние табу, поскольку считается, что их несоблюдение может привести к тяжелым заболеваниям. Среди этих древних правил существуют и достаточно странные, на взгляд современного человека, требования: мыс категорически запрещается посещать женщинам, а мужчины после посещения долины должны оставлять там стельки из обуви. Последний запрет связан с табу – запрещается что-либо брать и выносить с мыса. В рассказах старожилов этих мест речь идет о стельках, изготовленных из травы, во время сенокоса на мысе Рытом обувь набивали травой, а так как эта трава выросла на священном мысе, с травяными стельками в обуви нельзя было уходить с мыса.

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ.

Запретные для посещений местности известны с давних времен в мифологии народов разных стран. У буддистов Монголии это Агарти – «запрещенная территория в центре Азии, в окружении охранительных песков Гоби». У тантристов Тибета – загадочная и недоступная Шамбала, спрятанная от внешнего мира кольцом неприступных гор. На Памире – широко известная своими светящимися НЛО памирская аномальная зона. На Урале – Пермский треугольник. На Байкале подобной запретной для посещений зоной является священный мыс Рытый, особо почитаемый как бурятами, так и эвенками и тунгусами. Сакральное значение мыса для местного населения столь велико, что его ставят в один ряд со знаменитой Шаман-скалой на Ольхоне. Стоит особо подчеркнуть, что территория Рытого остается запретной для посещения и в наши дни, а значит, по поверью местного населения, духи до сих пор не покинули это место. Ни под каким предлогом ни один из местных жителей не соглашается не только входить в ущелье, но даже высаживаться здесь на берег. Рассказывают, что никто из местных жителей не решался пройти по мысу, если в соседних деревнях умирал человек. Обычно путники, которым нужно было пройти по мысу Рытому, заходили в деревню и интересовались, есть ли покойник; если ответ был положительным, человек разворачивался и не шел дальше. Запрет на прохождение мыса длился еще 3 дня после похорон.

С феноменом мыса Рытого связаны рассказы местных жителей, что на этом месте в очень древние времена было поселение, о котором, однако, не сообщается ни в одном из существующих ныне научных источников. Якобы на земле мыса раньше были видны следы оросительных каналов и фундаменты городских построек. Зимой со льда в бинокль на самом деле можно рассмотреть искусственную каменную стену, о существовании которой до недавнего времени не знали даже в администрации Байкало-Ленского заповедника. Что касается следов городских построек – их так никому не удалось разыскать. В дополнение немного мистики этой местности добавляют случайные фотографии радужных светящихся шаров и необычных аномалий с фиксацией искривления пространства, которые нельзя отнести к дефектам пленки или фотопечати. Объективы камер, в том числе и современных профессиональных цифровых фотоаппаратов, с завидной регулярностью фиксируют здесь необъяснимые аномальные феномены.По данным «Энциклопедии чудес» Игоря Царева, в мире насчитывается более 500 достаточно мощных геоактивных зон – аномальных местностей, в которых отмечается активное специфическое воздействие сил неизвестной природы на человека. Это влияние может быть как положительным (сакральное место), так и отрицательным (геопатогенная зона). В таких зонах наиболее высока вероятность наблюдения светящихся шаровидных объектов, встреч с гоминидами (снежными людьми), случаев необъяснимых явлений в психике людей, галлюцинаций, вещих снов и т. д. В районах тектонических разломов коры и в зоне сейсмической активности достаточно энергично проявляется воздействие различных факторов на эволюцию биосферы и на человеческие сообщества. В научный оборот введен даже специальный термин – теллурическое излучение разломов, настолько же непонятный, как торсионное поле Земли. Ряд ученых высказали предположение, что тектонические разломы земной коры создают концентрацию торсионных и ротационных геофизических полей, которые могут воздействовать на человека. Распространено мнение, хотя бесспорных доказательств этому нет, что подобные аномальные зоны теоретически могут благодатно воздействовать на развитие человеческой цивилизации.

В геопатогенных зонах человек, по наблюдению врачей, быстрее устает, стареет и умирает. По гипотезам ученых, возникновению геопатогенной зоны могут способствовать особенности местного рельефа: близость и расположение подземных тектонических разломов, пересечение водных подземных потоков, проходящих на разных уровнях под руслами высохших рек, радиоактивный фон местности, электрический потенциал атмосферы и т. д. Например, известная аномальная зона в Крыму на горе Демерджи, по одной из версий, стала таковой из-за растений-эндемиков, выделяющих в утренние часы летучие вещества, способные вызвать у людей галлюцинации. На мысе Рытом обращают на себя внимание изрытая селем земля, сухие русла ушедшей под землю реки и часто наблюдаемые здесь аномально перекрученные ветви деревьев. Наблюдения и опыт людей на протяжении нескольких поколений, которые проводят в одной и той же местности достаточно длительное время, выделяют из окружающего пространства как места силы, так и опасные для здоровья территории. В благодатных местах со временем возникают святилища, туда приходят молиться и просить у духов помощи; вторые, так называемые геопатогенные, зоны становятся проклятыми местами, запретными территориями для посещений. Мыс Рытый, по опыту проживавших там людей, оказался местом, где население часто болело и преждевременно умирало от неизвестных причин. Эта нехорошая народная молва создала мысу дурную репутацию, отчего он приобрел статус таинственного и загадочного.

РАДИАЦИОННАЯ ВЕРСИЯ.

Из анализа многочисленных рассказов очевидцев напрашивается гипотеза о возможном повышенном радиоактивном фоне в ущелье реки Риты. Первоначально в пользу данной версии говорили свидетельства о случаях заболевания после посещения этих мест; так, загадочно и надолго заболел участник экспедиции, в одиночку поднявшийся на близко расположенную к Байкалу вершину и некоторое время просто полежавший на голой земле. Он болел около года. Александр Бурмейстер, выросший в тех местах, также подтвердил, что все некогда постоянно проживавшие на мысе Рытом преждевременно умерли и сейчас уже никто не живет там. Деревянные дома полностью разрушились и заросли травой. Возникла даже гипотеза, что люди получали смертельную дозу радиации, транспортируя радиоактивную породу с золотом, которую якобы нашли в ущелье р. Риты. А легенды о проклятии специально придумали, чтобы отпугнуть возможных охотников за золотом. Геологи подтвердили, что в глубине ущелья реки Риты есть проявления золота, полиметаллов и урановых руд, но повышенной радиации, способной смертельно облучить людей, там нет.

Радиометрическая съемка здесь проводилась геологическими партиями «Сосновгеологии» в конце 60-х гг. прошлого века. В то время не было портативных дозиметров, и для работы прибора требовался целый рюкзак батареек, что могло быть поводом для выборочного замера радиоактивного фона на маршруте. Вместо батареек геологи предпочитали нести с собой больше тушенки, и, возможно, замеры производились не по всему маршруту, а выборочно. Поэтому геолог, который непосредственно работал в те времена в геологической экспедиции, порекомендовал ходить там с портативным современным дозиметром – так, на всякий случай. Опасения не случайны: например, недалеко от мыса Рытого зафиксирована урановая жила на мысе Саган-Морян, где прибор зашкаливает. Замер радиационного фона, произведенный портативным дозиметром на выносах мыса Рытого, дает изменяющиеся показания в пределах от 0,25 до 0,35 мкР/ч, это примерно в два раза выше других смежных территорий побережья Байкала, но не превышает допустимой дозы в 0,5–0,6 мкР/ч.

ШАМАНСКИЕ ПРЕДАНИЯ.

Бурятский шаман Валентин Хагдаев, получивший пятое посвящение и знающий, как никто другой, местные древние предания, рассказывает: «Много тысяч лет назад память о событиях в этих местах ушла в область степных преданий. Здесь захоронен Ухэр-нойон, владыка Северного Байкала, отец семи ветров от мыса Рытого до северной оконечности Байкала. Ухэр-нойон вместе с сыновьями жил в ущелье. Это место было всегда особо почитаемо, грозно и опасно. Вибрации мыслеформ в этой местности проявляют себя до сих пор наиболее зримо, чем где-либо. На горьком опыте сотен поколений, когда люди внезапно умирали от посещения этого места, был объявлен запрет входить в ущелье. Этот запрет соблюдается и сейчас. Ни один бурят не войдет сюда по собственной воле. Когда два бурятских охотника соблазнились обилием белки и соболя в ущелье и, нарушив запрет, вошли в него, через год оба они умерли.Ольхонские старики говорят, что в этом месте сходилась граница территорий между землями охотничьими, пахотными и для выпаса скота и лошадей. Из-за давнего соперничества за владение землями мыса однажды разгорелся спор о шаманской силе между эвенкийским, якутским и бурятским родами. На великую битву от каждого рода вышло по шаману и богатырю. Шаманы заявили: чтобы нам биться с молниями, нам нужны скалы с расщелинами без деревьев, – и удалились в ущелье. Богатыри сказали: чтобы нам разминаться, нам нужна просторная земля без растений, – и остались на равнине мыса. Началась великая битва, продолжавшаяся не одни сутки, однако в этой схватке так никто никого и не одолел. После битвы 3 шаманов и 3 богатырей это место стало проклятым. Битва разбудила дух захороненного здесь Ухэр-нойона, и на плодородную равнину скатился ужасный сель, перемешав всю землю с огромными камнями. Раньше была традиция через каждые 3 года ходить на мыс для проведения специального обряда жертвоприношения духу Ухэр-нойона, чтобы он смилостивился. В центре мыса было священное дерево, а на входе в ущелье – святилище. Только шаману дозволялось доходить до святилища. Шаманы молились черной ночью на перевернутом черном котле. Но преемственность этой традиции была нарушена, и теперь дух мстит всем людям, посещающим местность, где захоронено его тело. Не знаю, сохранилось ли святилище до наших дней. Уже давно там никто не был. Если пойдете туда, сойдя на берег, обязательно упадите на правое колено – это обряд почитания. Сварите кусок баранины, чтобы распространился ароматный запах. Мясо можете съесть, но кости не выбрасывайте, а сожгите их, разложив по форме тела. Если нет барана, произносите мысленно: «Мы на земле ваших обычаев делаем жертвоприношение чем есть. Извиняемся. Прости нас, непосвященных». Будьте осторожны, дух может прислать вам медведя или волка.

Другую легенду удалось узнать от работника Байкало-Ленского заповедника В. Трапезникова. В его редакции она звучит так: «Было у Байкала три дочери. Первую, покровительницу вод небесных, звали Лена. Имя второй – Ангара. Ее ласкал и лелеял сам Байкал. Третью, хозяйку вод подземных, звали Ритой. В небесах здешних жил суровый бог Тэнгри. Было у него два сына: Азмэ, который правил молнией, и Алмэ, хранитель грома. И как это часто бывает, порешили однажды Байкал и Тэнгри старшую дочь Байкала выдать за Азмэ, а среднюю – за Алмэ. Сговор их услышал свободолюбивый ветер. Он знал, что Ангара мечтает о Енисее, а Азмэ и Алмэ все время вьются около загадочной Риты, и решил помочь братьям Азмэ и Алмэ самим распорядиться своей судьбой. В назначенное время он устроил светопреставление. С огромной скоростью ветер стал носиться по горам, круша все на своем пути. Небосвод затянуло тяжелыми тучами, в свисте ветра непрерывно грохотал Алмэ и швырял молнии Азмэ. Улучив момент, в шуме разбушевавшейся стихии Ангара и Лена кинулись наперегонки к своим возлюбленным. Ангара встретилась с Енисеем, а Анай, будучи обласканный Иликтой, не проявил решительности и опоздал на встречу с Леной. Гордая Лена не простила этого своему возлюбленному, и до самого океана она течет до сих пор под своим именем. Каждый год от обилия талых и дождевых вод в долинах Аная слышится могучий рев – это Анай просит прощения у Лены. Узнав о случившемся, Тэнгри страшно разгневался. Своей волей он навеки превратил братьев Азмэ и Алмэ в каменные утесы. Они стоят друг против друга, охраняя долину Хыр-Хушун, но им никогда не спуститься к красавице Рите. Когда в горах гремит гром и сверкают молнии, это братья стараются привлечь внимание озорной Риты. Но нет у нее ответных чувств. Слишком молода она и всю свою энергию тратит на озорство и шалости, скрываясь, не доходя до Байкала, под камнями и землей».По старинным бурятским преданиям, два злых брата-холостяка Азмэ и Алмэ, которые считались бывшими «жителями грома», сыновьями небесного божества Ухури, способны наводить жестокие штормы на Байкале, сильные ураганы, сметающие в море стада коров и овец. По свидетельству исследователя Байкала И.Д. Черского, объехавшего Байкал в конце XIX в., приольхонские буряты очень боялись божественных братьев и пересекали долину только в самом устье реки, совершая при этом жертвенные приношения. Женщинам запрещалось появляться в этом месте, и они могли в случае необходимости лишь проплывать на лодке мимо, не ступая ногами на берег и не пересекая страшной долины.В «Землеведении Азии» Карла Риттера (1895) легенда о мысе Рытом записана так: «На мысе Рытом находится обитель братьев-холостяков Азмэ и Алмэ, жителей грома, сыновей божества Ухури-Тэнгия. Эти духи-сыновья очень привередливы, за малое прегрешение насылают бедствия, штормы, сносящие в море целые стада коров и овец. Долину речки и сам мыс могут пересекать только на устье по тропе, о том, чтобы углубиться выше в горы, даже за ушедшим туда скотом, боятся даже подумать, это жертва божествам. В случае смерти кого из бурят в соседних улусах сообщение через мыс прерывалось до следующего новолуния. В это время мыс нельзя даже обходить в лодке. Женщины не могут даже приближаться к Хыр-Хушуну. Между Хейремом и Анютхэ не смеет пройти ни одна бурятка, только по воде».

В самом деле, конус выноса реки Риты напоминает о бушевавшей здесь в прошлом неуправляемой стихии: изрытая селем степь, нагромождения огромных валунов, ушедшая под землю река. И как напоминание о ревнивых окаменелых братьях грома и молнии – непрерывная череда дождей в ущелье. В ущелье реки можно увидеть необычную группу скал – окаменелых грозных братьев Азмэ и Алмэ. Одна из стен скалы в самом ее верху имеет отрицательный угол. На ее вершине лежит огромный, размером с зимовье, камень, опасно нависающий над проходящими в ущелье.Опасения шамана, что духи ущелья могут прислать непрошеным гостям волка или медведя, вполне реальны – следы медведей здесь встречаются часто. Побывавшие в ущелье отмечают чувство тревоги, будто кто-то непрерывно за ними наблюдает. Зафиксирован случай атаки на зашедших сюда людей громко жужжащих, больших, размером с грецкий орех, пчел, так что туристы были вынуждены убегать от них, а насекомые норовили сесть на спину. Особенностью пчел было большое тело и два длинных жала, наподобие ласточкиного хвоста, в конце туловища. Эти большие насекомые называются земляными пчелами, они не вьют гнезд, а устраивают их в земле. Земляная пчела ревностно охраняет свою территорию рядом с гнездом и нападает на людей, если те приближаются к нему. Ее укус крайне болезненный, так что укушенный может от неожиданной боли даже упасть с лошади. В разных регионах их называют по-разному: на Лене – шершень, у тунгусов – медведка. Встречаются такие земляные пчелы довольно редко, поэтому в шаманской традиции атака таких пчел расценивается как дурной знак: «Это духи проявили себя. Наверное, вы не так разложили косточки жертвоприношения...»

СЛЕДЫ НА ЗЕМЛЕ.

В преданиях говорится, что на мысе Рытом жил владыка Северного Байкала со своими приближенными Ухэр-нойон. Этот рассказ подкрепляют свидетельства местных жителей, слышавших от своих отцов, которые, в свою очередь, узнали об этом от своих родителей, что в древние времена здесь было поселение людей. Остатки квадратных фундаментов, наполовину смытых селем, видели 15 лет назад на правом берегу реки Риты. О непонятном выложенном на земле квадрате 50?50 метров на вершине сопки, слева от реки Риты, упоминал в своем отчете и геолог А. Бухаров, исследовавший это ущелье в 1967 г. Следы ирригационных старых канав с бортиками, выложенными камнями, обнаружены в южной части мыса. Некоторые из них проложены параллельно друг другу, и их следы на земле видны до сих пор. Однако в силу разнообразных причин добраться до этих мест археологи так и не смогли. Вопрос о возможном местонахождении неизвестного древнего поселения на мысе Рытом остается открытым.Наибольший интерес представляет отчетливо видимая с воды продольная извилистая искусственная стена на сопке слева от реки Риты. Несмотря на всю изученность побережья Байкала, ни упоминаний, ни описаний этой стены нет ни в одном археологическом сборнике, не была она известна и работникам Байкало-Ленского заповедника до 2002 г., на территории которого находилась. Первая научная экспедиция смогла осмотреть ее только в 2005 г. В кладке стены ученые нашли фрагменты керамики, предположительно отнесенной к курумчинской культуре.

С северной стороны мыса на земле сохранились пирамидальные груды камней, сильно напоминающие часто встречаемые в Монголии древние захоронения рядом с большими керексурами. Раскопок археологи здесь не проводили, но площадка с прямоугольной выкладкой камней и 15 вросшими в землю искусственно сложенными очень давно каменными пирамидами, вполне возможно, является древним захоронением. На степной земле в удалении от берега встречаются заметные издалека каменные туры, расположенные на одной прямой поперек всего мыса. Это явно не шаманские обо, эти камни были сложены в кучи не столь давно, внутри некоторых пирамид хорошо сохранились основания несгнивших деревянных столбов, каменные валуны еще не покрылись мхами и лишайниками и не вросли в землю, как это бывает с древними пирамидами камней. Всего вероятнее, их складывали еще не так давно жители в местах сенокоса и заготовки сена. Аналогичные каменные туры можно наблюдать на равнине Замы, где буряты косили траву. Возможно, их оставили геологоразведочные партии, работавшие в этой местности в 1967–1968 гг. Сохранился и широкий вездеходный след от берега в ущелье от транспортировки частей буровой вышки, которую устанавливали в середине ущелья для разведки месторождения олова. Вряд ли эти современные туры можно рассматривать как элементы древней обсерватории горизонтального типа. Подобная гипотеза, что каменные туры якобы «байкальский Стоунхендж – палеообсерватория древних», весьма сомнительна, никаких доказательств, кроме линейного расположения отдельных туров, нет.

Наиболее заметным следом деятельности человека в прошлом на мысе Рытом является искусственная каменная стена по кромке леса на довольно крутом склоне сопки, слева от реки Риты, сразу после выхода ее из ущелья. Стена протянулась с северо-востока на юго-запад больше чем на 600 шагов (350–400 м). Поражает не только ее протяженность, но и вес камней, которые кто-то передвигал при кладке. С внутренней стороны стены, примыкающей к горе, образовалась ровная площадка, как полотно дороги, по которой и сейчас удобно ехать верхом. Высота развалившейся стены в настоящее время в основном не превышает метра, но местами она достигает 1,5 м. Большого количества скатившихся вниз камней не наблюдается, вероятно, раньше сооружение было примерно такой же высоты, а значит, никаких оборонительных функций не имело. Подпорная стенка, похоже, не возвышалась над землей, обороняющимся негде было укрыться, и поэтому она не могла защитить их от стрел нападавших. Подобная подпорная стена на склоне горы у границы леса могла препятствовать лишь передвижению пасущегося домашнего скота вверх, чтобы тот случайно не мог зайти в лес. Особенность расположения – стена находится на границе леса, и вдоль нее сейчас проложена звериная тропа, на которой видны следы изюбрей и медведей. Сложенные друг на друга камни отделены от земли и имеют между собой просвет, что явственно указывает на искусственную кладку. Выдвигать гипотезы о предназначении достаточно проблематично. Рядом не известно никаких древних городищ. Сакральное предназначение стены, как на многих байкальских мысах, вряд ли приемлемо, так как ее легко обойти человеку с севера и с юга, а проход в долину она вообще не закрывает. Стена могла быть построена либо для ограничения передвижения свободно пасшегося домашнего скота на степном мысе или для облавной охоты. Сомнение в предназначении стены для охоты вызывает отсутствие каких-либо исторических свидетельств о применении такого способа в Восточной Сибири. В Монголии подобные сооружения для грандиозных облавных охот во времена Чингисхана строились, но в таежной Сибири такой способ не был распространен. Подобные стены есть на священной горе Онхолой и в долине реки Курмы на Малом Море. Старые жители поселка Онгурена говорят, что эти стены предназначались для охоты на зверя, но все-таки более реалистично выглядит версия о заграждении для домашнего скота, чтобы тот не разбегался с мыса. Разгадка происхождения еще ждет своих исследователей. В 2005 г. непосредственно среди кладки камней найдены обломки керамики с рельефным орнаментом, изготовленной предположительно курыканами, из смеси с преобладанием черного цвета, но радиоуглеродный анализ возраста найденной керамики не проводился, и сделать однозначный вывод о времени постройки стены пока невозможно.

Поиски в долине Риты зафиксированного геологом А. Бухаровым в 1967 г. квадратного оконтуренного камнями на земле древнего сооружения не дали результата. В монографии И.Д. Черского приводится описание подобного квадратного сооружения, обнаруженного им севернее пос. Онгурен, на гребне отрога Сонгол-хара (правый борт Тонгужирской долины), в конце XIX в. Им были найдены: «особенные сооружения из каменных плит, четырехгранные постройки, сложенные в виде кладки или сруба с полостью в осевой части. Высота их не превышала 1,5 аршина. Здесь было найдено 3 подобные кладки, из которых лишь одна оказалась целой». Любопытно, что, хорошо зная подобный тип шаманских жертвенников – хан, И.Д. Черский отметил, что описанные находки в окрестностях Онгуренской долины составляют крайний северо-восточный предел известного до сих пор распространения древних каменных сооружений около Байкала. Не найденные пока квадратные сооружения на мысе Рытом, о которых рассказывают местные жители, расположены еще севернее описываемых И.Д. Черским.

УФОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕМА.

Из опросов местных жителей явствует, что наибольшее количество так называемых неопознанных объектов наблюдается в районе мыса Рытого. Здесь неоднократно регистрировались яркие светящиеся изнутри шары, плавно уплывающие в глубь ущелья, и загадочные блуждающие огни с красным свечением. Иркутские уфологи знают об этом месте и уже на протяжении нескольких лет регулярно летом специально ездят на мыс Рытый. У них даже якобы есть кинопленка с записью светящихся объектов, но делятся они этой информацией крайне скупо и неохотно. Либо что-то знают и не хотят говорить, либо говорить не о чем.Существует гипотеза о возможном взаимодействии энергии Земли в местах разломов с солнечной энергией, которая особенно отчетливо проявляется в годы наивысшей активности Солнца. По наблюдениям уфологов, необычные световые явления подвержены закону цикличности и регулярно возникают в середине лета, в период высоких температур и наибольшего периода солнечной радиации. В это время можно наблюдать в небе отчетливые тени от облаков и высока вероятность наблюдения светящихся НЛО.Оперяющий разлом ущелья реки Риты, хорошо выраженный в рельефе, проходит практически перпендикулярно байкальскому рифтовому разлому. Наносы мыса Рытого находятся на самом краю подводного обрыва, на каждый шаг от берега глубина увеличивается на метр. Крутизна подводного склона здесь превышает 45°. Каждую зиму от мыса Рытого на льду возникает сложная сеть становых трещин. Это одно из наиболее опасных мест на Байкале для ледовой проводки автомашин. Сочетание оперяющего разлома реки Риты и глубоководного рифтового байкальского разлома может быть причиной аномалий этого места. Экстрасенсы говорят, что ощущают большие пустоты под ущельем Риты, но подтвердить это инструментальным способом наука не в состоянии.

Из рассказов специалистов стало известно также о гравитационной аномалии на сопке, справа по течению реки, на выходе из ущелья реки Риты. Над мысом Рытым специалистами Сосновской экспедиции проводилась специальная гравитационная съемка с вертолета. Участники этого эксперимента утверждают, что показания приборов здесь были в десятки раз выше, чем обычно. Капитаны байкальских судов также обратили внимание на наблюдавшиеся напротив середины мыса аномалии: неправильные показания компаса и приборов спутниковой навигации (GPS), искажения при прохождении радиоволн. Это может быть свидетельством нахождения здесь крупных месторождений ископаемых или пустот, влияющих на окружающую природу и показания приборов. Геологами на самом деле были обнаружены в глубине ущелья скопления полиметаллов, но, по их мнению, этих запасов недостаточно для возникновения подобных аномалий. Эпизодические, один раз в году, посещения этого места  уфологами-любителями, наблюдавшими здесь пролеты светящихся шаров и стелющиеся по земле молнии, без комплексной программы изучения аномальной зоны с помощью специальных приборов в течение продолжительного и непрерывного времени не могут дать ответа на вопрос о причинах необычных явлений. На мысе встречаются странные, обгоревшие изнутри или опаленные только с одной стороны одиночные древесные останки и толстый обугленный изнутри хворост. Впрочем, подобный обгоревший хворост встречается и на других участках байкальского побережья.

Неоспоримых доказательств, подтверждающих необычные свойства этого места, у наблюдателей нет, многие люди, ничего не испытавшие на себе после посещения или проживания на мысе Рытом, заявляют, что ничего аномального здесь не наблюдается. Единого мнения о природе геопатогенных зон среди ученых нет. Предполагается, что поверхность всей Земли покрыта сеточной энергетической структурой, наподобие сетки Кюри, неблагоприятное воздействие которой усиливается в местах разломов земной коры и точках пересечения энергетической сетки. Об энергетическом поле Земли знали и древние народы, в Тибете оно было известно под именем глубинных демонов, а в Древнем Китае было запрещено строить жилище без биолокационной проверки местности и учета расположения близлежащих холмов, подземных потоков и полостей. По авторитетным заключениям специалистов, у 91 % людей в геопатогенных зонах резко уменьшаются защитные функции иммунной системы. По гипотезе этих специалистов, губительное воздействие проявляется уже через 8 часов пребывания человека в зоне. Более продолжительное нахождение ведет к последующим заболеваниям, трудно диагностируемым современной медициной. В настоящее время нет возможности однозначно объяснить феномен мыса Рытого. Ни одна из существующих теорий: живого биополя Земли, четвертого измерения или теллурического излучения разломов – не дает ответа на вопрос: почему мыс Рытый был проклят и почему это проклятие действует до сих пор? Но, как известно из пословицы, нет дыма без огня – на мысе Рытом до сих пор происходит что-то необъяснимое, но природа этого воздействия остается непонятной людям.

Вполне разумным может быть объяснение сотрудников Байкало-Ленского заповедника, неоднократно посещавших заповедное ущелье Риты. По их наблюдениям, узкое скальное ущелье становится чрезвычайно опасным в дождь, который здесь случается часто. В ущелье Риты собирается сток воды с большой горной водосборной площади, поэтому подъем воды в горной речке происходит стремительно, буквально на глазах. Путник, оказавшийся в это время в ущелье, будет заперт между отвесными скальными стенками и непроходимой вброд бурной рекой. Случается, что водный поток разрушительной силы несет крупные валуны и полностью затапливает ущелье в узких местах. Свидетельство этому – большие валуны, застрявшие среди стволов деревьев на высоте груди человека, только разбушевавшийся бурный поток мог забросить их так высоко над землей. К катастрофическому внезапному паводку добавляется ветер – горная невероятной силы, разгоняющаяся в глубоком, длинном и прямолинейном ущелье, как в аэродинамической трубе, до силы урагана. По этой причине ни один опытный капитан не причаливает для ночлега к берегу Рытого. В высокой траве степного мыса подстерегает другая опасность – популяция распространенной в этих местах ядовитой змеи, щитомордника. В верховьях ущелья, по которому нет тропы, русло перегораживают крупные валуны, сильно затрудняющие передвижение, а в тайге зверствуют комары. Объективные природные свойства этой местности, вероятнее всего, и послужили причиной возникновения запрета на посещение опасного ущелья.На самом краю мыса Рытого одиноко, среди голой степи растет священная группа тополей. 10 одинаковых развесистых тополей компактно произрастают практически из одного центра, по периметру метрового круга, в середине которого в последние годы стала образовываться от редких посетителей и исследователей этого загадочного места груда камней, своеобразный прообраз будущего бурятского жертвенного обо. Чем больше тайн слагается вокруг Рытого, тем больше становится эта груда камней на мистическом входе в мир духов священного мыса.

 

УШКАНЬИ ОСТРОВА

«Изолированность острова и своеобразный климат благоприятствовали образованию здесь новых форм растительного мира. Многие деревья имеют только им присущие признаки. На Большом Ушканьем острове произрастает два вида березы: бородавчатая и пушистая. Бородавчатая береза выделяется темным цветом коры, глубокой и острой зубчатостью листьев; эти признаки характерны для ушканьей березы и отличают ее от обыкновенной. У местной осины, по сравнению с обыкновенной, не округлые листья, а конец их несколько оттянут и заострен. Ушканья сосна тоже необычна по сравнению с растущей на побережье Байкала. Нижняя часть ее ствола несколько утолщена».

Одним из чудес Байкала по праву считаются Ушканьи острова с лежбищем нерпы, царством муравейников, 300-летними могучими лиственницами и удивительно правильной шаровидной мраморной окатанной галькой на пляже. Изолированность островов и своеобразный микроклимат способствовали образованию здесь уникальных форм растительного мира, не встречающихся на материке.Ушканий архипелаг – уникальный памятник природы. Он издавна привлекает к себе внимание ученых и исследователей загадочностью происхождения и оригинальностью фауны и флоры.

 Ушканьи острова расположены в средней части Байкала, в 7 км западнее полуострова Святой Нос (восточный берег Байкала, территория Забайкальского национального парка) и представляют собой возвышающиеся над водной поверхностью вершины Академического хребта. Ушканьим островам присвоен статус памятника природы решением Совета министров Республики Бурятии в 1980 г., и в 1986 г. архипелаг из 4 островов включен в территорию Забайкальского национального парка. Заповедный статус и удаленность от материковых берегов с поселениями людей помогли сохранить природу островов в первозданном состоянии.

На Большом Ушканьем острове расположена постоянно действующая с 1897 г. старейшая на Байкале метеостанция и находится кордон национального парка. Посещение Ушканьих островов возможно только по разрешению администрации парка. Общая площадь – 10 км2. Архипелаг состоит из 4 островов. Все они носят собственные имена, отражающие их форму и размеры. Наиболее значителен по величине Большой Ушканий, имеющий длину 5 км при ширине около 3 км. Отдельной группой располагаются Малые Ушканьи острова, или просто Ушканчики: Долгий (он узкий, местами его ширина не превышает нескольких десятков метров), Круглый и Тонкий.Мелководные проливы между Малыми Ушканьими островами изобилуют опасностями, и использовать их для судоходства не рекомендуется. Напротив лежбища нерпы на острове Тонком, в 400 м от берега, имеется банка глубиной 0,5 м.

Свое название острова получили от слова «ушкан» – так в Сибири раньше называли зайцев. Но эти животные на островах не водились. Название пришло с севера России, где поморы Белого моря морскими зайцами называли тюленей. Русские выходцы с европейского Севера, увидев на этих островах множество байкальских пресноводных тюленей – нерп, окрестили их Заячьими, и так было зафиксировано на карте Семена Ремезова в 1701 г. Затем название Заячьи стали произносить по-сибирски – Ушканьи, и оно сохранилось до настоящего времени. Ушканьи острова остаются излюбленным лежбищем нерпы, которое является самым крупным из пяти сохранившихся на берегах Байкала.В 1914 г. Ушканьи острова посетил В.Н. Сукачев (впоследствии известный советский ученый), он дал подробное описание растительности на них. Ему первому принадлежит идея создания на островах заповедника и объявления их памятником природы. На Ушканьих островах вел свои плодотворные ботанические сборы М.Г. Попов, который впервые обнаружил здесь новое эндемическое растение – ушканью герань.

На островах оригинальные фауна и флора, особый континентальный мягкий климат, влажность летом составляет 90–97 %. Осадков выпадает всего 306 мм в год. Растения имеют своеобразные особенности, так, например, чрезвычайно любопытны утолщенные стволы лиственниц, комлевая часть которых «бутылообразной» формы. Оригинальна и ушканья береза, одетая в черную кору, с острозубчатыми листьями. На одном гектаре насчитывается до 10 муравейников, а общее количество составляет 5–6 тысяч.Большой остров поднимается из воды в виде горы на высоту 216 м и вытянут с запада на восток на 5 км при ширине около 3 км. 3 маленьких возвышаются над поверхностью Байкала всего на 17–22 м. От местности Пещерка вверх идет едва заметная тропа, очень скоро полностью исчезающая среди дикой травы. Подниматься надо по гребню среди зарослей дикого бадана, багульника и крупных муравейников. На самом высоком месте острова имеется вышка, откуда хорошо обозревать архипелаг.Острова сложены докембрийскими породами: мрамором, кристаллическими известняками с прослойками кварцитов, которые относятся к древнейшей эре Земли – архейской. Мраморные берега с рифами на мелководье и характерные шаровидные окатыши из природного белого мрамора, обработанные прибоем на пляжах, – характерная особенность островов. В береговых отложениях преобладает мрамор, имеющий самые разнообразные цвета: белый, розовый, кремовый и зеленый. Кроме широко распространенного в мире белого мрамора, на островах встречается редкий вид с окраской от красного до изумрудного. В северной части Большого острова, в 1–1,5 км от берега, в небольшом количестве в 60-х гг. прошлого столетия добывался изумрудно-зеленый мрамор, редкий среди мировых месторождений. Красивый и необычный по цвету мрамор планировали поставлять в Японию для отделки зданий, но разработку запретили.

Многие ученые считают, что Ушканий архипелаг поднялся из глубин благодаря местному тектоническому поднятию дна озера в середине четвертичного периода. Происхождение его до сих пор остается спорным. Геолог В.В. Ламакин насчитал на Большом острове 10 террас с отчетливыми следами байкальского прибоя, которые прослеживаются от современного берега до самой вершины острова, что свидетельствует о постепенном поднятии из байкальских глубин. По наблюдениям сейсмологов, подводный участок Академического хребта с возвышающимися над водой Ушканьими островами – самая интенсивно поднимающаяся часть на Байкале, которая продолжает появляться из глубин озера и в наше время. На архипелаге исследованы 2 жерла древних вулканов с остатками лавового потока, предполагают, что эти вулканы связаны со становлением Байкальской рифтовой впадины. Следы лавового потока сохранились на мелководье южнее Большого Ушканьего острова. Здесь под водой находится обширное базальтовое поле, подобные не встречаются в других районах Байкала. В северной части Большого Ушканьего острова, вблизи уреза воды, находится небольшой участок с застывшей красно-бордовой базальтовой лавой. Исследования показали, что подводные склоны острова на юго-востоке круче западных и местами представляют собой скальные утесы сбросового происхождения.В 1990 г. при погружении глубоководного аппарата «Пайсис» около берегов Ушканьих островов на глубине 510 м впервые на Байкале была обнаружена неогеновая четвертичная глина, вызвавшая спор среди ученых, а также в зоне разлома открыто залегание древнейших пород гнейсовых порфироидов с темно-синей марганцевой коркой. Найденные здесь железомарганцевые конкреции, по сравнению с известными в Мировом океане, имеют самое высокое содержание марганца и железа. Обнаруженные на дне скопления крупных валунов неоценового возраста – убедительное доказательство существования здесь озер до образования современной байкальской впадины.

Еще одной необъяснимой загадкой стало обнаружение конусообразных углублений с круглыми входными отверстиями в желтой глине обрывов на глубине около 500 м. Видеокамера зафиксировала многочисленные отверстия в древней глине на глубоководном склоне, природу происхождения которых объяснить ученые пока не могут. По их мнению, подобные отверстия могли образоваться от выброса газов или жизнедеятельности глубоководных организмов. В 1998 г. в 20 км юго-западнее Ушканьих островов проводилось глубоководное бурение по проекту «Глобальные изменения природной среды и климата Центральной Азии на основе изучения осадков озера Байкал». Изучение полученного керна из скважины глубиной 600 м показало, что 10 млн лет назад здесь существовали озера, а Байкал 6 млн лет назад был глубоководным озером.

На Большом острове хорошо сохранился первозданный лес из высоких лиственниц и сосен. Под деревьями – густые заросли даурского рододендрона, кусты которого покрываются весной множеством ярких фиолетовых цветов. В начале лета на обрывистых берегах островов обильно цветет необычная морская капуста. Обращают на себя внимание и скалы, сплошь покрытые бурым лишайником. Насыщенный влагой воздух и частые туманы, полностью накрывающие малые острова архипелага, возвышающиеся над водой всего на 20 м, способствуют установлению особых климатических особенностей, при которых, например, многие растения цветут до начала октября, а цветы маков и колокольчиков здесь ярче, чем на других участках байкальского побережья.

Изолированность островов от материкового берега существенно сказалась на развитии животного мира. Одно из самых интересных явлений – муравейники. По плотности их Большой остров не имеет себе равных в стране, на 1 га приходится до 10 муравейников, а общее их количество составляет 5–6 тыс. В конце прошлого столетия поселения муравьев пострадали от пожаров, но сейчас их численность восстановилась до прежнего уровня. Большой Ушканий остров известен также 3 пещерами на северо-восточном берегу у подножия известковых скал с открытыми в них стоянками человека новокаменного века (5000–4000 лет назад). В 1927 г. краевед П.П. Хороших нашел в этих пещерах фрагменты глиняной посуды железного века и нефритовый ножик (IV–X вв.). Наибольшая из них имеет длину 4 м, ширину – 6 м, высоту свода – 3,1 м. Стены ее состоят из выветренного кристаллического известняка, пол засыпан песком и известковой насыпкой. Горизонтальная слоистость песка свидетельствует, что он отложен водой. В настоящее время пол пещеры поднят над уровнем озера более чем на 3 м, что также говорит о постепенном местном поднятии острова. При раскопках в пещере были обнаружены черепки глиняной посуды и нерпичьи кости.

Каменистые берега островов служат лежбищем байкальского тюленя. Самое крупное лежбище нерпы на Байкале находится на западной стороне острова Тонкого. Чтобы понаблюдать за животными, катера пристают с восточной стороны его, и туристы по обустроенной тропе (320 м) с деревянным настилом и информационными транспарантами вдоль тропы пересекают остров. Специально для них на восточном берегу сделан наблюдательный пункт с защитной камуфляжной сеткой: если затаиться, нерпа подплывает совсем близко. Особенно впечатляет зрелище десятков лежащих животных на крупном валуне, почесывающих ластами друг друга. Весной этот валун слишком высоко поднимается над водой, и нерпы предпочитают греться на солнце на прибрежных камнях меньшего размера. Особенно много нерпы на каменистых берегах Ушканьих островов можно увидеть летом. На закате солнца она начинает массовое движение к островам. По оценке ученых, численность животных на лежбище колеблется в пределах 2000 голов и не изменяется с 1934 г. В периоды самого массового скопления нерпы на лежбище ее численность может достигать 3000 голов. Животные осторожны, и если громко разговаривать и шуметь на подходе, то они ныряют с камней в воду.

Нерпа любопытна, иногда подплывает близко к дрейфующему судну и длительное время находится рядом, постоянно выглядывая из воды. В одном из круизов туристы высадились на дрейфующую льдину, поставили на столик дымящийся самовар, а когда гости стали позировать у него, вокруг льдины появились выныривающие усатые головы любопытных тюленей.

 

 

 

Подпишитесь на нашу новостную рассылку