САМЫЕ ЗНАМЕНИТЫЕ КЛАДЫ ПРИБАЙКАЛЬЯ

НЕРАЗГАДАННАЯ ТАЙНА ДЕМИНСКОГО ЗОЛОТА

Долина Шумака наряду с минеральными источниками прославилась также рассказами о сказочно богатом месторождении золота, надежно упрятанном от глаз старателей где-то в глухих отрогах Саян. Легенду о сибирском Эльдорадо местные жители передают из уст в уста вот уже полтора столетия, но до сих пор никому не удалось найти знаменитую золоторудную жилу. Среди старателей, промышлявших в горах Восточного Саяна, циркулируют слухи о фантастически богатой 400-метровой жиле, где золото можно вырубать киркой. Впервые такие слухи появились в конце ХIХ в., когда где-то рядом с устьем Шумака один из старателей открыл редкостное по своему богатству месторождение золота. Считанные люди знали дорогу туда, но хранили ее в строжайшей тайне, передавая только своим детям, изредка они отправлялись в это потаенное место в горах и всегда возвращались оттуда под завязку нагруженные золотом.

 Из рассказов было известно только, что жила находится под водопадом в труднодоступном месте, среди отвесных скал, на одном из притоков Китоя. Нескольким счастливчикам удалось выйти на сибирское Эльдорадо случайно. За минувшие полтора столетия легендарное месторождение как минимум трижды находили и вновь теряли, но сведения о его расположении так и остались тайной. Попытки его последующих обнаружений старателями и геологическими поисковыми партиями овеяны противоречивыми свидетельствами; как и на американском Клондайке, обагрены кровью преступлений и аурой золотой лихорадки – многие искатели приключений и геологи шли по следам первооткрывателя этого месторождения, беглого каторжанина Дмитрия Демина, но никому так и не удалось найти золотую жилу.Горная система Восточного Саяна считается одной из наиболее труднопроходимых и малонаселенных в СибириГеолог, профессор Иркутского университета А.В. Львов в 1930 г. опубликовал статью о геологических исследованиях в Тункинских и Китойских Альпах, где впервые в открытой печати рассказал о новиковской легенде, так в то время именовалось деминское золото: «Некоторый практический интерес могут представлять указания на находку Новиковым богатого рудного золота в кварцевой жиле в районе Дмитриевки (Нижнего Шумака), слухи о котором давно уже циркулировали среди местного населения и неожиданно как бы получили косвенное подтверждение зимой 1929 г.». Эта публикация до сих пор остается наиболее полным источником сведений о новиковской легенде – деминском золоте, мало что можно добавить нового из опубликованных позже журналистских расследований.

В прошлом реку Шумак называли Дмитриевкой, по имени беглого каторжанина Дмитрия Демина, который, по слухам, нашел где-то в этих краях богатую золоторудную жилу, «золото в скале у водопада». История деминского золота началась в 60-х годах ХIХ в., с побега в темную зимнюю ночь группы каторжников из знаменитого на всю Россию Александровского централа, располагавшегося под Иркутском. Беглецы, перебравшись по льду на левый берег Ангары, незаметно миновав все поселения, направились к свободе вверх по заснеженной долине реки Китоя в глухие таежные и необжитые горные районы Восточных Саян. Не всем бежавшим удалось выжить на морозе и без пропитания в суровой зимней тайге. Двоих каторжан сломил голод, и они отправились в Тункинскую долину, где были пойманы, закованы в цепи и препровождены обратно в Александровский централ. Дмитрий Демин с напарником остались зимовать на Китое. От холодов их спасла теплая пещера в ущелье Китоя, расположенная выше устья Шумака, где они и провели зиму. О судьбе напарника ничего не известно, но Демину, отличавшемуся особенной силой и здоровьем, повезло, он сумел пережить зиму. По описанию, это был угрюмый бородатый, исполинского роста и невиданной силы мужик, он обустроил свое жилище и даже позже срубил себе на Шумаке зимовье, стал охотиться и промышлять золотом, которое обменивал на продукты у местных охотников. Два года Демин скрывался от преследования в саянской тайге.

Геологоразведочные экспедиции в Восточном Саяне так и не нашли знаменитую Деминскую золотую жилуВодопад Домышева на левом притоке Китоя, названный по имени одного из золотых старателей, промышлявшего поиском золота в этом районе. До недавнего времени рассказ о зимовке в пещере около устья Шумака оставался простым мифом. Однако в 1999 г. несколько пещер в этом месте были действительно найдены и исследованы руководителем иркутского клуба спелеологов «Арабика» А. Осинцевым. Экспедиция иркутских спелеологов прошла зимой по маршруту Демина, по льду Китоя до устья Шумака, и нашла 3 гротообразных пещеры напротив устья Шумака, на левом берегу Китоя. Самая большая пещера представляет собой полость высотой до 10 м и с площадью основания диаметром около 20 м. Вход находится ниже зала, поэтому в зале даже зимой сохраняется плюсовая температура. Пол пещеры наклонный и неровный, ровная площадка, где можно расположиться на ночлег, находится в верхней части, но на ней нет никаких следов длительного пребывания человека, всего вероятнее, это не та пещера, где мог зимовать Дмитрий Демин. Ниже по течению, на протяжении 2 км, находятся еще два видимых с реки входных отверстия, исследовать которые спелеологам из-за нехватки времени так и не удалось. Все обнаруженные пещеры расположены на левом берегу Китоя – эта деталь важна для последующего рассказа.

 Из легенды известно, что Дмитрию Демину однажды крупно повезло: в долине одного из притоков реки Китоя он совершенно случайно, охотясь на зверей, наткнулся на обширное месторождение рудного золота. Это было не так далеко от его жилья, находившегося вблизи устья Шумака. Из его рассказов якобы следовало, что расположена золотая жила «у водопада в замкнутом ледниковом цирке», на водораздельном хребте между реками Шумак и Китой. Там это золото впоследствии и искали на протяжении длительного времени.От устья Шумака до знаменитых шумакских источников около 25 км. Ущелье Шумака от устья вверх тянется почти на 10 км – это узкий извилистый каньон с отвесными 20-метровыми скальными стенками, со следами множества временных и постоянными водопадами. Но все эти водопады низвергаются не в замкнутые ледниковые кары, а в ущелье Шумака, иногда прямо в стремительный поток реки. Они совершенно не похожи на деминский водопад, падающий в замкнутую каменную чашу. К нему можно было подойти на лошадях, а по каньону Шумака можно пройти на лошадях только зимой. Ширина каньона местами сужается до 4–5 м. Летом грохочущий поток среди отвесных скальных стен непроходим даже на лодках (наивысшая, VI категория сложности), пешком каньон обходят далеко по верху. Местами тропа здесь весьма опасна и непроходима на лошадях. Она идет по крутым каменным осыпям и скользким мраморным скалам с узкими полками, на которых порой не за что ухватиться и есть реальный риск сорваться вниз.Согласно легенде, бывший каторжник Демин добыл пуд золота и добрался с ним до поселка Тунка, где каким-то образом «легализовался»; рассказывают, что за пуд золота (16,38 кг) он купил у местных властей свободу и право жительства в поселке. Историки сообщают: Дмитрий Демин впоследствии женился и жил в Тунке, откуда по мере необходимости время от времени уходил в горы, чтобы пополнять свои золотые запасы. Со смертью Демина адрес золота потерялся, а карта с указанием его тайников, переданная сыновьям, была утрачена. Сыновья пытались найти клад отца с помощью оставленной им карты, отправились на поиски золота через Саган-Угун вверх по Китою, но едва не погибли при переправе через реку, утопили всех коней, после чего вернулись ни с чем.

Интересно, что в рассказе упоминается переправа на левый берег Китоя. Зачем нужно было переправляться на левый берег, если месторождение Демина, как считалось, находилось на правом берегу Китоя?Слух о богатом месторождении вскоре дошел до Иркутска и весьма заинтересовал владельца северобайкальского прииска Нюрин-Дукану золотопромышленника Кузнецова, начавшего добывать асбест вблизи озера Ильчир в верховьях Китоя. Он решил лично заняться поисками деминского золота. По следам засечек после утомительных поисков ему удалось шаг за шагом пройти маршрутами Демина и найти шурфы и само золотое месторождение. Об этом свидетельствует его докладная записка в горное управление об открытии им месторождения. По тогдашним правилам, точные координаты месторождения сообщать было не обязательно, заявку оформили без карты. По каким-то бюрократическим причинам землеотвод Кузнецов не смог получить, так как указанная им речка Дмитриевка не значилась на картах горного управления. Отказ так сильно повлиял на Кузнецова, потратившего крупные сбережения на поиски деминского золота, что он тяжело заболел и вскоре умер. Никаких записок или планов месторождения золотопромышленник Кузнецов после себя не оставил, поэтому тайна вновь открытого деминского золота осталась по-прежнему нераскрытой.

В 1908–1910 гг. поиски деминского золота продолжили служащий в компании Кузнецова некто по фамилии Шнелль и горный техник Николай Новиков. По поручению Верхнеамурской компании они вели разведку в низовьях Шумака-Дмитриевки, по Китою до устья Билютуя и вверх по последнему. Геологическое строение местности, по мнению геологов, не исключает возможности нахождения здесь рудного золота. Встречаются многочисленные жилы кварца мощностью от нескольких сантиметров до 4 м с вкраплениями пирита и слабым золотоносным содержанием. В низовьях Шумака были обнаружены знаки золота с содержанием до 1—12 г на тонну, а также богатые жилы пирита в ущелье Шумака, но рудного золота за три года поисков они так и не нашли. Много лет горные разведчики искали заветный клад, расспрашивали местных жителей—сойотов о золоте, но безуспешно. Шнелль от поисков отказался, а Новиков, работая на приисках, продолжал упорно собирать сведения о Демине. Он считал, что уже обладает достаточным запасом данных для организации новой экспедиции, но в это время произошла революция, Шнелль бежал, а своих средств у Новикова для похода не было.

В годы Гражданской войны Новиков вел боевые действия на стороне Колчака с отрядами красноармейцев в горах Восточного Саяна, хорошо знакомых ему по экспедициям. В одном из боев отряд Новикова был разгромлен. Спасаясь от красных, он с остатками солдат все дальше уходил по ущельям в горы и, по иронии судьбы, во время блужданий случайно наткнулся на золото, которое безуспешно искал всю жизнь. Легендарная золотая жила Демина была найдена в третий раз, и снова она находилась «в крутом замкнутом ледниковом цирке, названном чашей Новикова, куда приходилось спускаться на веревке, где под водопадом находится месторождение золота». Произошло это на маршруте отступления отряда вниз по долине Китоя, перед непроходимой частью его ущелья, ниже устья Эхэ-Гола примерно на 2–3 км, они повернули в горы по одному из распадков. В 1928 г. сотрудниками экспедиции Союззолота была найдена стоянка Новикова в устье р. Архыта, подтверждающая этот рассказ и их маршрут.Вот как описывает очередное открытие деминского золота профессор Иркутского университета А.В. Львов в публикации 1930 г.: «Отсюда (ниже устья Эхэ-Гола), спасая свою жизнь, они с невероятными трудностями поднялись по руслу одного из небольших правых притоков Китоя, изобилующего водопадами, в его верховье, представляющее циркообразное расширение (чашу), куда приходилось спускаться якобы на веревке. Здесь в русле реки под водопадом они неожиданно наткнулись на старые разработки Демина и нашли, таким образом, вторично богатое рудное золото. Самыми примитивными инструментами – бывшими с ними ножами – они добыли несколько фунтов золота, но, не имея продуктов, должны были спуститься в падь Шумака и по Урго-Голу, правому притоку Шумака, или по правому его верховью вышли в Шимки через 6 дней. Голодая все время и обессилев, они вынуждены были зарыть часть добытого ими золота. В Шимках их арестовали красноармейцы, причем два спутника Новикова, белые офицеры, были расстреляны, а Новиков вместе с другими оставшимися товарищами попали в Иркутскую тюрьму».

Судьба двух офицеров неизвестна, а Новиков, отбыв наказание, через семь лет, в 1925–1926 гг., вернулся в Тункинскую долину на постоянное проживание. Однако в тайгу выходить ему было запрещено. В пос. Тунка он поступил на работу в местное отделение Центросоюза и, прослужив около года, вопреки запрету бежал на Шумак для продолжения поисков уже однажды найденного им золота. По возвращении оттуда был вновь арестован. Но на сей раз его взяли на поруки два коммуниста – Шведов и Дорожный, знакомые с легендой о деминском золоте и мечтавшие передать это золото государству.Заручившись поддержкой коммунистов, Новиков вновь отправляется на поиски золота. Попытка пробиться на Шумак через перевал зимой не удалась, и летом 1927 г. на поиски отправилась целая экспедиция. В компаньоны, кроме спасших его от ареста коммунистов Шведова и Дорожного, в качестве рабочих были наняты братья Леоновы. Тяжелый поход через Тункинские гольцы к Китою в этот раз увенчался успехом. Золотая жила была снова найдена, и они добыли более двух пудов золота (32 кг). Но оно так и не попало в казну государства.В начале августа 1927 г. в Тунку возвратились братья Леоновы и заявили, что при переправе через реку Китой на плоту Новиков, Шведов и Дорожный погибли. Но зимой того же года проводник экспедиции Союззолота А. Краснов в низовьях реки Шумака, у балагана, нашел неопровержимые улики группового убийства. Новиков и двое его помощников были расстреляны братьями Леоновыми.

На следующий год по докладу А. Краснова на место выехала специальная комиссия, расследовавшая преступление. Братья Леоновы были арестованы и осуждены на десять лет. Один из них во время допросов в тюрьме описал маршрут, которым двигалась их группа, но очень приблизительно. Это описание А. Краснов передал официальным органам в Иркутске, и опять в рассказе о деминском золоте фигурирует все то же устье Шумака, а значит, где-то недалеко с ним и легендарное золотое месторождение.Осенью 1929 г. Василий Леонов бежал из верхнеудинской тюрьмы, но был снова пойман в Слюдянке. В камере он рассказал о кладе одному из арестантов и сознался в убийстве компаньонов. Вышедший на свободу арестант сообщил эти сведения сотрудникам Союззолота в Иркутске.Несколько поисковых партий под руководством горного инженера В.И. Тихомирова искали «новиковскую чашу» на Шумаке, но так ничего и не нашли. В апреле 1930 г. китойская экспедиция Ангарстроя провела геологоразведочные работы и выяснила: на одном из притоков Китоя, в двух-трех километрах ниже Эхэ-Гола, имеется золотоносная жила. Анализы почвы дали положительные результаты, но самой золотой жилы так и не нашли.Следующие несколько лет прошли в сопоставлении всех имеющихся сведений, определении района поисков и бюрократических согласованиях по подготовке новой экспедиции. В начале августа 1934 г. 14 человек на 26 лошадях вновь отправились на поиски загадочного сибирского Эльдорадо. Но, увы, ни золота, ни даже следов пребывания Демина, Новикова, братьев Леоновых на правых притоках Китоя обнаружено не было. Объяснение этому найти трудно. То ли все те, кто действительно знал потаенное место, так и сохранили эту тайну, умышленно запутывая своими рассказами всех, кто хотел вслед за ними найти золото, то ли искали не в том месте.

Арестованные братья Леоновы дали на допросах весьма приблизительное описание, по которому невозможно найти золотое месторождение. В протоколах допроса значилось: «Нужно от зимовья Краснова на Шумаке подняться вверх по Шумаку, примерно десять километров, и здесь от соответствующей затеси повернуть вправо, перевалив водораздельный хребет между Шумаком и Китоем. Пройдя десять километров в этом направлении, нужно спуститься с гольца, местами отвесного, в верховье одного из правых притоков Китоя, в крутой замкнутый ледниковый цирк, называемый чашей Новикова, где под водопадом и находится рудное месторождение золота». Очень странное описание, если учесть, что 32 кг найденного золота было у экспедиции в устье Шумака. Зачем тогда спускаться с найденным золотом к устью через опасный каньон Шумака, если ближе и безопаснее попасть в Тунку через Шумакский перевал? Получается, они дали описание ложное, чтобы затруднить поиски месторождения.По этому рассказу Леоновых вели поиски многие, в том числе и известный геолог П. Митрофанов, в 1934 г. с небольшой экспедицией исследовавший водораздел между Шумаком и Китоем. Им были внимательно осмотрены все 16 падей с ключами, впадающими в Китой между Боин-Голом и Шумаком. Они были пройдены экспедицией и по руслу, и по склонам от устья до самого водораздельного хребта, но нигде не было встречено ни следов пребывания Новикова или Леоновых, ни самого месторождения.

 В своем отчете П. Митрофанов записал: «Изучение топографии всего участка, в котором можно было ожидать (судя по материалам) месторождение, совершенно ясно показало, что все подробные описания топографии местности, данные Львовым, Леоновым, Фисенко и даже самим Новиковым, – сплошная фантазия авторов, ни разу не побывавших в самом описываемом районе».На самом деле, в глаза бросаются географические неувязки в описании расположения золотого месторождения: Шумак на протяжении 20 км от своего устья протекает практически параллельно Китою на расстоянии всего 5–8 км. Это совершенно не совпадает с рассказом братьев Леоновых, в котором говорится о расстоянии в 10 км, которое надо пройти через водораздельный перевал между Шумаком и Китоем, чтобы попасть в цирк с водопадом. Если это расстояние отмерить от русла Шумака, то месторождение окажется на левом берегу Китоя (расстояние между руслами Шумака и Китоя по прямой линии около 7 км, водораздельный хребет между ними проходит примерно посередине). Все вершины падей (Холкиной, Жильной, Двойной или Пограничной), имеющие небольшие ледниковые цирки, были внимательно исследованы геологами экспедиции. Спуск в них оказался вполне возможным, но ни в одной из падей не оказалось водопадов. Были зафиксированы только ничтожные ключики, обычно текущие под глыбовой осыпью. Руководитель поисковой геологической партии П. Митрофанов, внимательно исследовав описываемый район в 1937 г., пришел к однозначному выводу: никакого золота на Шумаке или между Шумаком и Китоем нет и быть не может.

О своих изысканиях золоторудного месторождения П.В. Митрофанов написал в 1937 г. очерк. Любопытно отметить, что в нем приводится еще один, резко отличающийся от официальных протокольных показаний рассказ Леонова о другом маршруте к новиковскому золоту, который стал известен после его побега. Маршрут начинается от озера Ильчир и ведет вниз по Китою на гольцы с левой стороны по течению Китоя, минуя реки Арлык-Гол, Саган-Харь, Оспу, Богдашку Большую и Богдашку Маленькую. После описываемого многодневного перехода (все ориентиры в описании очень неопределенные и путаные): «К полудню вы достигаете щек, где и обратите внимание направо на скалу – жилы будут на виду. Выше в 7–8 верстах будет последний большой водопад, около самого подъема лежат огромных три камня: обратите внимание на последний третий камень». Во всем этом путаном рассказе обращает на себя внимание упоминание реки Эхэ-Гол. Опять слабое указание на левый берег Китоя вместо правого.В 1952 г. в 70 км юго-восточнее Шумака было обнаружено небольшое, но исключительно богатое по содержанию месторождение рудного золота. Казалось бы, все в порядке: легенда о деминском золоте подтвердилась. Но если сопоставить точное местоположение находки с данными о легендарном золоте Демина – Новикова, то сразу станет ясно, что найдена совсем другая жила. Геологи предполагают, что в описываемом районе находится несколько точечных выходов богатой жилы рудного золота, на отдельные проявления которой и натыкались в разное время участники описываемых событий. Причем золото в жиле содержится в виде довольно крупных самородков. Старателям иногда попадаются они в ямах под водопадами и валунами, которые образуют самородковые гнезда. Отыскать такое гнездо – мечта каждого старателя. Без металлодетектора найти гнезда с самородками практически невозможно, так как размер их невелик, всего несколько метров. Возможно, Демину удалось найти нечто подобное.Экспедицией Союззолота было установлено довольно богатое содержание золота в шурфах Демина у устья Шумака. Согласно указаниям Демина, золотую жилу энтузиасты продолжают искать в долине реки Шумака, на правом притоке Китоя. Но насколько правдивы его сведения? Ведь Демин, дающий показания по принуждению в тюремной камере, мог просто сознательно сообщить ложные ориентиры золотой жилы, поэтому и не нашли никаких водопадов на водораздельном хребте между Шумаком и Китоем последующие экспедиции. Обобщая рассматриваемые сведения о деминском-новиковском золоте, можно предположить, что изначально рассказ Демина о местонахождении золота был ложным, чтобы затруднить последующие поиски. Район предполагаемой локализации «ледникового карового цирка с водопадом и золотой жилой» на водораздельном хребте между Шумаком и Китоем тщательно обследован геологическими партиями, но это не дало положительного результата. Никакого золота и никаких водопадов здесь не обнаружили. Долина Шумака и все его распадки с ущельями и водопадами неоднократно исследовались геологами. Шумакские источники стали самым посещаемым местом Восточного Саяна, и многие туристы до сих пор ищут таинственный водопад.

Остается вполне реальной версия, что Демин сознательно указал неверное направление на правый приток Китоя и фантастически богатая жила рудного золота, скрытая струей водопада, на самом деле находится на левом берегу Китоя, где по-настоящему много труднодоступных водопадов. В пользу такого предположения свидетельствует местонахождение пещеры, в которой проживал Демин. Она находится на левом берегу Китоя. На противоположный берег в этом месте можно попасть только через опасный брод, унесший уже десяток жизней, а весной, когда начинается таяние снегов, брод становится непроходимым. Трудно предположить, что для охоты на зверя надо было регулярно рисковать жизнью, перебираясь на противоположный берег, а затем десяток километров карабкаться по скалам каньона Шумака; удобнее охотиться в горах по левому берегу Китоя.Во время полета на вертолете можно увидеть большое количество водопадов, расположенных напротив устья Шумака, ниже и выше по течению Китоя, они находятся не на правом, а на левом берегу. Большинство водопадов не видны пешему путешественнику из долины Китоя, они красиво низвергаются среди скал в узких ущельях высоко в горах. Некоторые из них настолько скрыты среди отвесных скал, что их трудно увидеть даже с вертолета во время пролета и нужно специально зависать, чтобы сфотографировать и рассмотреть. Среди них есть и водопады, очень похожие на описываемый Деминым – «в недоступный каровый цирк отвесно низвергается водопад, к которому спуститься можно только по веревке». Вот только рядом нет места для посадки вертолета. Так, может быть, и искать надо не на правом, где это делали до сих пор, а на левом берегу Китоя, где много водопадов с каровыми цирками, и среди них, говорят, есть даже водопады со следами вбитых крючьев и шурфами под струями падающей воды. Недалеко от устья Шумака, вверх по течению Китоя, на левом берегу находится мощный многометровый водопад, низвергающийся со скального уступа, напоминающий картинку из романа К. Дойля «Затерянный мир», а ниже по течению Китоя, высоко в горах, есть еще минимум три отвесных водопада. Общее их количество в данной местности, зафиксированное при пролетах на вертолетах, – около 20. Все они из-за труднодоступности еще ждут своих исследователей.По экспертным данным, суммарные ресурсы золота Восточных Саян геологи оценивают в 250 т. Россыпное золото в Саянах известно давно, оно добывалось в бассейнах рек Деби и Сархой. Успешно работали Николаевский, Елизаветинский, Валентиновский прииски. В 50-х гг. было открыто Самартинское, а в 70-х – Зун-Холбинское рудные месторождения золота. В настоящее время построен и успешно эксплуатируется горно-обогатительный комбинат в пос. Самарта. Добывают золото в верховьях Китоя, на Оке – недалеко от Орлика.Вольная добыча золота государством запрещена, однако старателям-любителям разрешается заключать договор с золотодобывающей артелью на добычу драгметалла на отработанных участках. За найденное золото на совершенно законных основаниях энтузиаст может получить половину его стоимости. Вот только где найти эти отработанные участки деминских шурфов? Но кому-то обязательно улыбнется удача. Не может быть, чтобы так много реального золота было принесено лишь из мифического места.

 

ПЕЩЕРА С СОКРОВИШАМИ КИТАЙСКОГО КАРАВАНА

Над утесом Саган-Заба, вверху, в пади имеется грандиозная карстовая воронка диаметром около 40 м. С ней, возможно, связаны легенды о таинственной пещере и золоте, спрятанном в ней китайцами, которое они не смогли переправить через Байкал на верблюдах и вынуждены были зарыть. Вход в пещеру до сих пор неизвестен, а упоминания о ней и описание можно отыскать в книгах 20-х гг. прошлого века. Краевед П.П. Хороших в книге «По пещерам Прибайкалья» пишет: «Пещера находится на вершине скалы и имеет узкое входное отверстие. На глубине примерно 10 м имеется большой темный зал, из которого по сторонам отходят горизонтальные коридоры. Один из более широких коридоров кончается глубокой ямой, книзу расширяющейся. Более 50 лет назад местными жителями на дне пещеры были найдены остатки культуры железного века. В одной из бурятских легенд упоминается, что в пещере зарыто китайцами золото, которое они везли на верблюдах через озеро Байкал. Туристы, посещающие скалу Саган-Заба, в щелях ее часто находят старинные монеты, волосы, полоски материи, которые ранее клали буряты-шаманисты в качестве жертвоприношений духу – хозяину скалы». Вершина утеса носит ярко выраженные карстовые следы: многочисленные засыпанные камнями воронки и щели. Эту пещеру искали многие, но найти ее пока никому не удается.

Вход в пещеру, где якобы спрятали золото, был надежно замаскирован. Более 10 раз энтузиасты из спелеологического клуба «Арабика» искали утраченный вход, но безуспешно. Местные жители в итоге сочинили даже новую легенду о мистическом наваждении: пещеру находят, но на следующий день таинственным образом дорога к ней забывается, и все связанное с ней улетучивается из памяти. О том, что пещера на самом деле существовала, свидетельствуют рассказы о прятавшихся в ней дезертирах в годы Великой Отечественной войны. В 1987 г. на южном склоне распадка в глыбовом завале найдено несколько гротов, соединенных между собой узкими лазами, но это не та пещера, которую описывал П.П. Хороших. Входы ориентированы на юг, к Байкалу. Археологические материалы и остатки фауны зафиксированы в двух гротах, расположенных в 3 м друг от друга. В них найдены фрагменты керамики с гладкой поверхностью, украшенной подковообразными вдавлениями и растительным орнаментом, обломки керамического тигля. В одном из двух гротов обнаружено кострище. Коллекция хранится в фондах лаборатории палеоэкологических исследований ИГУ.Косвенно в пользу легенды о запрятанном золоте китайского каравана в пещере на утесе Саган-Заба может свидетельствовать исторический факт существования рядом с этим местом ледовой переправы с мыса Крестовского на восточный берег к пос. Сухая. В самом деле, если ледовая переправа становится опасной, ничего не остается, как спрятать золото до лучших времен, однако подтвердить легенду так никто и не смог – ни пещеры, ни золота найти не удается.

 

ПОТЕРЯННОЕ ЗОЛОТО УРАНОВОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Непосредственно с Ушканьими островами связана история о золотом кладе на одном из Малых Ушканьих островов. Ее опубликовал в 1998 г.А. Мартыненко,основываясь на дневниковых записях лагерного врача, с которым умирающие заключенные делились сокровенными тайнами. История представляет краеведческий интерес, так как, судя по всему, информация о кладе затерялась среди архивов, и закопанное золото так и не нашли. В опубликованной заметке о золоте Урановой экспедиции НКВД, так официально именовалась экспедиция, направлявшаяся в район Восточного Забайкалья с целью поиска урановых руд в начале зимы 1941 г., говорится о сформированной в Ленинграде группе геологов, специализировавшихся на полиметаллических месторождениях. Узких специалистов по урановым рудам тогда еще не существовало, поэтому об опасности для здоровья людей долговременного контакта с ураном и лучевой болезни никто не знал. Это и стало причиной последующей трагической развязки.В марте 1941 г. экспедиция прибыла в Иркутск, где к ней присоединилось еще несколько местных геологов.

В конце мая они добрались до Нижнеангарска, откуда их караван на вьючных лошадях отправился в район Северомуйского хребта, где был разбит лагерь и начата геологоразведка. Район оказался перспективным на урановые руды, попутно экспедиция обнаружила и наличие в этих местах золота. 22 июня началась война с немцами. Руководитель группы имел строгое указание во что бы то ни стало найти урановые месторождения для страны и продолжать работу, пока не придет смена. Однако ожесточенные бои за Москву отразились на судьбе экспедиции, и вскоре она оказалась полностью лишенной связи с внешним миром. Геологи, несмотря на потерю связи с центром, продолжали автономную работу до 1944 г., но за это время неизвестная болезнь стала причиной смерти всего начальства и нескольких членов экспедиции. Оставшиеся в живых восемь человек решили выбираться своими силами на берег Байкала. С собой они взяли только образцы урановой руды и около 20 кг намытого за это время золота. Во время перехода к озеру от той же неизвестной болезни умерло еще шесть человек. К берегу Байкала в районе Нижнеангарска вышли только двое. Они смогли принести с собой лишь самые важные документы, образцы урановой руды и все намытое золото. На берегу озера геологи нашли брошенную лодку и приняли решение плыть на ней на юг, к железной дороге, чтобы затем добраться до Москвы. Но первый же крупный шторм, в который они попали, изменил маршрут, и лодку в тумане прибило к маленькому овальному островку с невысокими деревьями, без следов обитания людей.

Лагерный врач в дневнике об этом эпизоде пишет: «Чтобы больше не рисковать, лодку решили разгрузить и взять с собой только самое важное. Решили, что золото слишком тяжелое, да и спешно везти его в Москву ни к чему. Золото закопали на самой макушке в центре островка. Закопали неглубоко, только с глаз долой. Когда сняли тонкий слой почвы, там обнаружилась основная порода, составляющая тело острова, – розовый мрамор. Весь остров состоял из розового мрамора, он уходил в воду со всех сторон, и в чистой байкальской воде это хорошо просматривалось. Тут они заметили неподалеку еще несколько таких же небольших островков. Их островок в группе самый восточный. Другие тоже казались незаселенными».

Закопав около 20 кг золота на острове, геологи взяли с собой только ценные карты с обозначенными важными для страны месторождениями и образцы урановых руд и продолжили свое плавание на юг по озеру. Сначала они встретили лесорубов на берегу, а затем благополучно добрались до Иркутска и следом до Москвы. Руководство страны за проделанную работу пообещало представить их к Сталинской премии. Но сначала скончался один геолог, а затем от заболевания крови умер и последний из оставшихся в живых участников Урановой экспедиции, так и не успев вернуться на Байкал за оставленным золотом.История на этом обрывается. Ни один из опрошенных местных егерей не смог ни дополнить, ни опровергнуть этот рассказ, оказалось, что никто никогда не интересовался данной историей и не искал с металлодетекторами закопанный геологами клад на Малых Ушканьих островах. Вполне может быть, что оставленное когда-то золото на крошечном Ушканьем острове покоится до сих пор под дерном на нежно-розовом мраморе скальной вершины.

 

ТАЙНА ТАЙН - СПРЯТАННЫЙ КЛАД ИЗ ЗОЛОТОГО ЭШЕЛОНА КОЛЧАКА

Теме «Куда исчезла значительная часть золотого запаса Российской империи в годы Гражданской войны» посвящено множество публикаций. В их основе лежат архивные документы и точные цифры банковских инвентарных ревизий. В исторических работах об адмирале Колчаке сложился образ щепетильного и рачительного верховного правителя, всячески радеющего за сохранение золотого запаса России. На самом деле адмирал не экономил, уже через два месяца после прихода к власти он стал активно расходовать доставшееся ему золото. При его недолгом правлении запасы за восемь месяцев уменьшились на 235,5 млн рублей, что составляет 36,1 % всего золота. Сегодня известно, на какие цели золотовалютные запасы расходовались временным правительством Колчака, где и сколько было похищено при транспортировках их во Владивосток. Золото активно расходовалось для закупок оружия и ведения войны, большими партиями продавалось зарубежным банкам, эти продажи способствовали открытию восьми иностранных банков во Владивостоке. Согласно архивным документам, состоялось семь отправок благородного металла. Первая из них произошла 10 марта 1919 г., когда во Владивосток ушли 1236 ящиков с золотыми слитками, золотистым серебром и серебристым золотом. Следующие отправки датированы 19 и 20 июля, 8 и 26 сентября, 8 и 18 октября 1919 г. Всего во Владивосток было отправлено золота на сумму более 235 миллионов, однако не все оно благополучно до него добралось – золотой эшелон, отправленный 18 октября, с 182 ящиками с золотыми слитками и 550 – с российской золотой монетой, общий вес золота составлял 33,7 т, захватил в Чите атаман Семенов.

Судьбу пропавшего груза недавно выяснил профессор В. Сироткин: большая часть этого золота была передана на временное хранение японским оккупационным властям и увезена ими в Японию. Из последнего золотого состава Колчака в январе 1920 г. бесследно исчезло 4,6 млн золотых рублей. Наибольший интерес представляет история последнего эшелона, кражи из которого породили устойчивые слухи о спрятанном золоте Колчака в Восточном Саяне. К растранжириванию золота прикладывало руку и окружение верховного правителя – так, при аресте Колчака в Иркутске в его вагоне у сопровождавших его лиц было обнаружено 7 номерных золотых слитков Государственного банка России.Простые арифметические расчеты позволяют точно вычислить объем похищенного из последнего золотого состава, легенды о котором живы до сих пор. В Омске на поезд «литерный Д» 10 ноября 1919 г. было погружено золота на сумму 414 миллионов 254 тысячи золотых рублей, а в Казани из возвращенного из Иркутска золотого эшелона, отправленного 9 апреля и прибывшего в Казань 7 мая 1920 г., выгрузили 19 437 пудов на сумму 409 626 103 рубля, из них золотых монет на сумму 396 620 743 рубля, золотых слитков – 13 005 359 рублей. За более чем шестимесячное путешествие по Сибири золотой запас уменьшился на 4,628 млн золотых рублей, этот факт не дает покоя кладоискателям и историкам. До 1914 г. в Российской империи действовал золотой стандарт. Один рубль содержал 0,774235 г золота, соответственно 1 миллион рублей представлял собой 0,774 тонны золота, а 4,628 млн пропавших золотых рублей – 3,582 т: примерно столько в весовом эквиваленте бесследно исчезло из последнего золотого эшелона Колчака.

Тайна этого пропавшего золота порождает все новые версии и легенды. Ключевыми моментами для выяснения судьбы золота из последнего состава Колчака остаются два факта, противоречиво описанные участниками событий. Первый и наиболее важный для установления истины вопрос – было ли золото в одном эшелоне? Известно, что после Нижнеудинска охрана золотого состава перешла к белочехам и вагоны усиленно ими охранялись, красть золото и прятать его в тайник чехи вряд ли стали бы, его важнее было увезти с собой из России. Как считается, хотя этому нет убедительных доказательств, именно это и сделали чехи. На украденном золоте был основан «Легио банк» в Чехии. Сохранилось письмо, посланное министром иностранных дел Чехословацкой Республики доктором Эдвардом Бенешем 13 февраля 1920 г., то есть уже после подписания договора между легионерами и российской стороной: «Союзники приветствовали бы спасение эшелона с российским золотым запасом. Если это еще в вашей власти, попытайтесь вывезти его в безопасное место, например в Чехию».Однако было ли золото только в одном золотом эшелоне при эвакуации Колчака? О том, что золото погрузили в три поезда, пишет в своих воспоминаниях очевидец событий генерал-лейтенант генерального штаба Колчака Д.В. Филатьев: «Лишь 12 ноября вечером верховный правитель и штаб главнокомандующего покинули Омск в семи поездах, из коих три были с золотом». 28 октября 1919 г. началась эвакуация правительства Колчака и золотого запаса из Омска. Погрузка в вагоны совершалась тайно, в основном по ночам, и шла почти две недели, до 10 ноября. Вечером 12 ноября, всего за сутки до падения города, из Омска выехали, по разным данным историков, от пяти до восьми поездов. Поздно вечером вместе с войском с последними поездами покинул город верховный правитель.

Днем раньше из Омска вышел состав с золотом. Газета «Новая русская жизнь» сообщает: «Из Омска было отправлено восемь военных эшелонов на восток. В одном из них размещался золотой запас, примерно 30 тыс. пудов золота. В эшелонах находилось более 1 тыс. человек, в том числе личный конвой Колчака». Поезда имели литеры А, Б – поезд верховного правителя, В, С, Д – золотой состав, Е и бронепоезд. 14 ноября Омск пал, и в него без боя вошли красные части.В настоящее время выяснить точно, в скольких литерных поездах могло находиться золото, уже не представляется возможным, однако факты свидетельствуют, что до Иркутска золотых вагонов дошло меньше, чем их было при отправке.

На рассвете 14 декабря 1920 г. перед светофором по пути из Омска до Татарска у разъезда Кирзинское, Западно-Сибирской железной дороги, находящегося на дороге перед Барабинском, в хвост эшелона с золотом врезался «литер В» – с охраной. «Удар большой силы разбил девять теплушек с золотом, в столкнувшихся эшелонах вспыхнул пожар, а затем начали взрываться боеприпасы, находившиеся у охраны. Несколько вагонов сошли с рельсов. От столкновения пострадали 147 человек, из них 15 убиты, 8 сгорели». Об этом событии вспоминает А.В. Тимирева, гражданская жена А. Колчака: «Из Омска я уехала раньше А.В. в вагоне, прицепленном к поезду с золотым запасом, с тем чтобы переселиться в его вагон. Его поезд нагнал наш уже после столкновения поездов, когда было разбито несколько вагонов, были раненые и убитые». Из разбитых золото перегрузили в уцелевшие вагоны золотого состава, пустых вагонов на железной дороге в то время не хватало, поэтому ящики с золотом пришлось перегружать и в другие литерные поезда. О крушении золотого состава упоминает в своих мемуарах главнокомандующий белыми армиями Восточного фронта генерал-лейтенант К. Сахаров: «По пути из Омска до Татарска была сделана социалистами попытка крушения поезда с золотом. Но охрана оказалась надежной и не дала злоумышленникам расхитить государственную казну».

С этого момента золотой состав уже не представлял одного целого. В пользу данной версии свидетельствует факт более раннего прибытия в Иркутск трех вагонов с серебром и платиной. Золотой состав прибыл позднее. Из 28 загруженных в Омске драгоценными металлами вагонов до Иркутска добрались только 18 с золотом и 3 с серебром. Куда исчезло 7 вагонов золотого состава, так и осталось для всех загадкой. Возможно, как раз из этих вагонов, остававшихся в руках белогвардейцев и прицепленных к другим литерным поездам, была осуществлена перегрузка золота в тайник на реке Белой, когда стало окончательно понятно, что верховный правитель арестован и основной золотой состав захвачен белочехами. О том, что золото перед Иркутском выгружалось из вагонов на подводы, сообщали многие очевидцы. В рассказах указываются подробности и точные места, как часть конвоя вместе с ценным грузом сошла перед самым Иркутском и пошла по льду реки Китоя в Саяны. Аналогичные события с перегрузкой золота на подводы происходили также на блокпосту Половина. Установить точную картину происходившего сейчас уже вряд ли удастся – никаких документов о перегрузке нет, и до сих пор никому не удалось найти следов похищенного золота.Считается, что полный контроль над золотым составом перешел к чешским легионерам – 5 января в Нижнеудинске.

Однако есть факты, что решающие события произошли в ночь с 12 на 13 января на блокпосту Половина, где были разоружены остатки личного конвоя адмирала Колчака.10 января 1920 г. Колчак добровольно пересаживается в вагон, прицепленный в конце военного эшелона 6-го полка чешского войска, вместе с ним отправляются около 60 человек из близкого окружения. На вагоне развеваются флаги союзных государств: Франции, Англии, Америки, Чехословакии и Японии – свидетельство неприкосновенности самого адмирала. Следом из Нижнеудинска под смешанной охраной чешских легионеров и белых двигался поезд с золотым запасом. Расстояние от Нижнеудинска до Иркутска он преодолел чрезвычайно медленно, со множеством остановок, за 6 дней.11 января поезда добрались до станции Зима. В районе Зимы партизаны блокировали железную дорогу. Комендант эшелона чешский майор Кадница приказал установить на крышах поезда пулеметы и категорически запретил всем выход из вагонов. Партизаны отцепили паровоз, требуя передачи им адмирала Колчака и золотого запаса. Но после переговоров с чешскими командирами, добившись введения в охрану вагона Колчака и эшелона с золотым запасом своих бойцов, они прицепили паровоз и разрешили продолжать следование на Черемхово. На вокзале в Черемхово большевики повторили попытку арестовать адмирала, но это не удалось.В ночь с 12-го на 13-е на блокпосту Половина поезд с Колчаком и золотой состав догнал паровоз с партизанами из Черемхово, и по требованию политцентра чехами были разоружены остатки личного конвоя адмирала. Об этом событии свидетельствует мемориальная доска, установленная к 50-летию СССР на здании вокзала ст. Половина. Доска не сохранилась до наших дней, в годы перестройки, в конце 90-х, ее сняли казаки и увезли в неизвестном направлении. Фотография ее есть в краеведческом музее Мишелевки. Текст на доске гласит: «13 января 1920 г. черемховские партизаны взяли под наблюдение на ст. Половина под охрану Колчака, его свиту и золотой состав России». Золотой эшелон загнали в тупик, отцепили паровоз и отогнали его в депо. Для полной уверенности, что поезд не угонят, впереди и сзади него разобрали рельсы и вытащили подшипники из колес вагонов. Охрану эшелона несли хорошо вооруженные дружинники вместе с чехословацкими легионерами. Факт длительной стоянки золотого состава на блокпосту Половина подтверждается историческими документами.

При рассмотрении исторических фактов важно не увлечься ложными следами в судьбе золотого эшелона. Одной из наиболее несостоятельных версий является рассказ о якобы утопленных слитках золота при переходе отступающих белогвардейцев по льду Байкала. Этого просто не могло быть в действительности – в начале января на южной части озера еще нет льда, а белочехи, под охраной которых находился золотой состав в Иркутске, двигались на восток на поездах, а не пешком – по льду Байкала.22 января 1920 г. в Иркутске к власти пришел военно-революционный комитет, представители которого обратились к легионерам со следующим предложением: в обмен на царское золото они предоставляют легиону возможность передвижения на восток и дальше до Владивостока.7 февраля соответствующий договор подписали, и золото было передано чехами по акту большевикам (золотой запас находился в 18 вагонах, содержавших 5143 ящика и 1678 мешков с золотом и другими драгоценностями). Как вспоминает министр иностранных дел Чехословацкой Республики доктор Эдвард Бенеш: «В передаче также принимали участие представители местного населения. Было удостоверено, что пломбы, установленные российскими органами в Омске, не вскрывались. Потом была произведена проверка двух выбранных наугад вагонов, где было установлено, что число ящиков и мешков с золотом в них соответствует количеству, установленному при проверке в Омске. После этого по решению высшего комиссариата эшелон был передан под охрану союзнических частей трех стран, там находящихся». До 4 марта, то есть того дня, когда последний чешский эшелон покинул Иркутск, белочехи не снимали охрану с золотого состава. Исторические документы свидетельствуют, что золотой эшелон Колчака, задержанный в Иркутске, был передан опечатанным пломбами из рук белочехов в руки большевиков, проверен и без потерь впоследствии возвращен в Казань. Следовательно, золото исчезло на Транссибе еще до Иркутска.Наибольшую известность приобрела история с исчезновением ящиков с 40 пудами золота на сумму 780 тысяч золотых рублей из эшелона, следовавшего при отступлении вместе с верховным правителем России А. Колчаком, на станции Тыреть, расположенной между Заларями и Зимой, в 200 км от Иркутска, когда поезд охранялся смешанными чехословацко-российскими силами. Факт пропажи оформлен актом от 12 января 1920 г., в котором зафиксировано, что на вагоне № 566028 сорвана пломба и из него пропали 13 ящиков с золотом. Виновными в воровстве были признаны отдельные члены российской охраны, впоследствии арестованные. Однако расследование хищений так и не было завершено.

Многие уверены, что золото, украденное перед ст. Тыреть в Иркутской области, закопали где-то поблизости от места кражи. Однако, если принять во внимание лютые январские морозы, мерзлую землю и сложность ведения незаметных земляных работ, потребуется много сил и времени, чтобы спрятать большой объем из 13 ящиков. Логичнее предположить, что полтонны груза удобнее спрятать в какой-либо из заброшенных соляных шахт, во множестве имеющихся в районе ст. Тыреть, а не выкапывать целый карьер в мерзлом грунте. С тех пор минуло почти столетие, и заманчивая для кладоискателей история обросла всевозможными противоречивыми свидетельскими показаниями до такой степени, что теперь золото ищут практически вдоль всего Транссиба – от Омска до Хабаровска.

 Кроме золота, без следа растворились и уникальные ордена сибирского временного правительства за «Освобождение Сибири» четырех степеней и «Возрождение России», которые адмирал приказал присоединить к золотому запасу. Летом 1919 г. они были изготовлены по эскизу художника Г.А. Ильина, автора сибирского герба, – 20 крестов первой степени и 20 звезд, 100 крестов второй степени, 300 – для третьей и 1000 крестов четвертой степени. Ленты для орденских знаков изготавливались в Японии. Выполнены награды из драгметаллов и усыпаны драгоценными камнями. Высшая степень ордена представляла собой прямой золотой крест, на который накладывался меньшего размера крест, сделанный из малахита. Они так и не были вручены. Эти загадочные ордена до сих пор не всплыли ни на международных аукционах, ни среди коллекционеров, нет их ни в одной музейной коллекции мира, что также может свидетельствовать о том, что клад до сих пор не найден. В 1991 г. после подписания Б.Н. Ельциным указа о передаче документов госбезопасности на государственное хранение была обнаружена ориентировка 1922 г. на розыск орденов «Освобождение Сибири» и «Возрождение России», но найти их не удалось. Этот факт указывает на высокую вероятность того, что клад с золотом и орденами не обнаружен и лежит спрятанным где-то до сих пор.Золото похищали не только из последнего, ноябрьского, эшелона. Из седьмого, октябрьского, было совершено хищение на ст. Тайга, кемеровской железной дороги, затем этот поезд был целиком захвачен атаманом Семеновым в Чите. Считается, что украденные в Тайге ящики с золотом закопали на одной из таежных полян вблизи железной дороги.

Поиски этого пропавшего золота предпринимались НКВД в 1941 г., повторно там же поиски проводили советские чекисты в 1954 и 1958 гг. с применением геофизического оборудования. Ничего найти не удалось. О том, что не весь золотой запас был вывезен за пределы России, свидетельствуют его непрекращающиеся поиски официальными властями, а также задержание белых эмиссаров, в первые годы советской власти периодически объявлявшихся в Сибири с целью забрать оставленное золото.На размышления наводит и сообщение об обнаружении у бывшего колчаковского офицера, участвовавшего в 1920 г. в конвоировании золотого состава, золотых слитков с печатями Госбанка Российской империи. Вячеслав Федорович Богданов, 1895 г. рождения, был убит в 1960 г. при попытке пересечения границы с Турцией на Кавказе, на участке Нахичеванского погранотряда. При его задержании в машине было обнаружено 150 кг золотых царских слитков. В 1959-м, когда советское правительство предоставило амнистию белоэмигрантам, Богданов вернулся в СССР и обосновался в Иркутске. Интересно отметить, что в 1938 г. американская газета «Вашингтон таймс» опубликовала его интервью, в котором В. Богданов рассказал о спрятанном без ведома Колчака кладе из золотого эшелона между Томском и Енисейском, в трех километрах от железной дороги, в развалинах церкви. Но вот почему-то свое новое местожительство он выбрал в Иркутске, достаточно далеко от указанных мест, и уже на следующий год пытался бежать из России с золотыми царскими слитками за границу. Вполне возможно, что на самом деле тайник с золотыми слитками находился недалеко от Иркутска, поэтому он и вернулся в этот город.

О факте разделения золотого запаса в первых числах января 1920 г., накануне вынужденного отречения Колчака от власти, рассказывают немногочисленные очевидцы этих событий, у которых совпадает упоминание о том, что часть золота зачем-то перегружалась из вагонов на лошадей, и происходило это совсем недалеко от Иркутска. Интересно редкое свидетельство Павла Францевича Мержеевского, личного телохранителя В. Колчака, арестованного вместе с ним. Охрану адмирала не расстреляли, Мержеевский отсидел 24 года, затем жил на поселении без права выезда в домике на острове Комсомольском в Иркутске, напротив устья Ушаковки и Знаменского собора, где и умер. Его фамилию не упоминают в мемуарах о Колчаке, хотя, по его рассказам, он являлся правой рукой адмирала. Хорошо знавшие историю его жизни люди вспоминают, что он иногда рассказывал о своей молодости, когда было много денег, и в частности о событиях начала 1920 г., о том, что часть золота из состава Колчака была перегружена перед Иркутском на лошадей с целью дальнейшей доставки его в Читу и на время спрятана. Мержеевский, по-видимому, знал о местонахождении тайника. Косвенно об этом свидетельствуют показания родственников соседа Василия Помазкина, близкого друга Мержеевского, у которого после смерти обнаружились значительные денежные накопления, на его средства был построен дом родственнику на Дальнем Востоке. Хотя всю жизнь Помазкин трудился бакенщиком на Ангаре и слыл скупым человеком, такое впечатление, будто он владел доступом к золотому тайнику Мержеевского. Умирая, он звал мать, чтобы указать ей место клада. Женщина, которая рассказывала об этом, будучи девочкой, запомнила, как обступившие Помазкина родственники пытали его: «Где золото? Где золото?»Среди сообщений от разных лиц о том, что часть золотого запаса была снята с эшелона, фигурирует и распространенный среди местного населения слух, что золото спрятано в Саянах.

В начале января 1920 г. Колчак, задержанный с поездами в Нижнеудинске, рассматривал вариант пешего отхода в Монголию, предложенный его офицерами, однако этот план не был принят, и адмирал остался в штабных вагонах, смирившись со своей участью. Позже, в конце января, параллельно Транссибу и местами по льду Ангары отступали конные части генерала Каппеля, которые впоследствии пытались освободить арестованного в Иркутске Колчака. Их попытка не удалась, и они обошли Иркутск восточнее. Интересно отметить, что не все части каппелевской армии прошли на Иркутск. Большой отряд проследовал от Тайтурки через пос. Холмушина по долине реки Белой в надежде пройти через Саяны в Монголию. Их путь на Белой в настоящее время отмечен памятниками зверски расстрелянным белогвардейцами местным жителям деревень, через которые в 1920 г. отступал отряд. Пройти заснеженные перевалы в Саянах каппелевцам из-за глубокого снега и морозов не удалось, и в верховьях реки Малой Белой, у подножия горы с отметкой 1465 м, у озера отряд стал на зимовку. Было построено зимовье и вырыты землянки. Местные жители вспоминают: в течение последующих пяти лет охотники не ходили в те места из-за боязни встретиться с прятавшимися там белогвардейцами, а когда наконец решились посетить склоны горы, обнаружилась ужасающая картина – место лагеря каппелевцев было усыпано костями, валялось много оружия и сабель. Что произошло с ними, неизвестно, но с тех пор гора стала называться из-за множества белых костей – Костина, и на нее стали наведываться заезжие кладоискатели в надежде найти что-нибудь из золотого эшелона Колчака.

НОВЫЙ СЛЕД ПРОПАВШЕГО ЗОЛОТА.

В сентябрьском номере еженедельника «АиФ» за 2007 г. была опубликована моя статья «Последний клад адмирала». После ее публикации в редакцию позвонили несколько человек и сообщили любопытные подробности, давшие новое направление для дальнейших поисков. Свидетели утверждали, что золото из состава Колчака перегружалось на подводы на блокпосту Половина (Тайтурка) в ночь с 12 на 13 января, накануне момента, когда конвой золотого эшелона был разоружен и охрана поезда полностью перешла к белочехам. Этот факт не зафиксирован в работах историков и еще ждет своего подтверждения.Для проверки данного рассказа мы специально съездили в Тайтурку и опросили местных жителей. В школьном музее удалось найти журнал, чудом уцелевший во время пожара школы в 1963 г., а в нем – фамилию учителя истории Ивана Даниловича Кривова, с которого и начинается рассказ о тайне Холмушинских пещер, связанных с утраченным царским золотом. В 1952 г. учитель истории И.Д. Кривов повел группу пятиклассников в поход к известковым утесам на левом берегу реки Белой. Один из пятнадцати участников того детского похода откликнулся на публикацию в газете и поведал следующую историю.В 1952 г. В.В., ныне 68-летний пенсионер, решивший поделиться своей тайной, которую он хранил всю жизнь, учился в 6-м классе сельской школы в Тайтурке, которая находится на левом берегу реки Белой рядом с Транссибирской магистралью, между ст. Половина и Мальта. Каждое лето дети совершали походы к местной достопримечательности – Холмушинским пещерам, расположенным в мощных выходах известняковых пород на левом берегу р. Белой.[6] В высоких 80-метровых береговых утесах находится большая Холмушинская пещера с узким входом, через который можно проползти в расщелину и встать в полный рост. Эта пещера – двухъярусная, длина ходов – 57 м, высота – 12 м. Вблизи нее в известковых скалах известны еще несколько небольших пещер и ниш. В эти доступные пещеры в настоящее время часто приезжают экскурсанты и дети, однако найти здесь другие подземные полости большего объема, дополнительно к известным, пока не удается. В описании иркутского краеведа Хороших, составленном в конце 30-х гг., говорится: «Наибольшая Холмушинская пещера имеет очень узкий вход, который через три метра выводит в просторный зал с гладкими стенами. На стенах пещеры сохранились старинные надписи на русском и других языках». По мнению руководителя иркутского клуба спелеологов А. Осинцева, осмотренная нами пещера совершенно не похожа на описанную краеведом Хороших – она не имеет просторного зала с гладкими стенами и надписями на них. Значит, где-то рядом должна находиться другая пещера большего объема, вход в которую утрачен и до сих пор не найден.

Вернемся к рассказу о школьном походе 1952 г. Дойдя до места, учитель всех детей отправил осматривать большую Холмушинскую пещеру, а 12-летнего В. попросил задержаться и пролезть в узкий лаз, скрытый под известняковыми плитами. Чтобы пролезть внутрь, им пришлось сдвигать плиты. Место это находилось на пути к большой Холмушинской пещере рядом с заброшенной дорогой, проходящей по прижиму, наверху утеса. Как вспоминает В., сначала ему было трудно проползать сквозь узкий проход, но потом ход стал шире, и вскоре мальчик смог встать и идти в полный рост. Пещера, по его воспоминаниям, была естественной и большой, метров пятнадцать в длину, но самое сильное впечатление оказали на него полуистлевшие скелеты, будто прислоненные к стене. Скелетов было много. В глубине пещеры В. успел рассмотреть груду деревянных ящиков, напоминавших чемоданы или сундуки; обитые полосками железа, они были составлены друг на друга, тут же находилось много перевязанных полных холщевых мешков.

Детский страх от увиденных скелетов не позволил приблизиться к ящикам, и В. стремительно выбрался наружу. «Ну, что видел? – спросил мальчика учитель. – Молчи об увиденном всю жизнь!» Зачем учитель истории тайтурской школы показал именно В. эту пещеру, рассказчик объяснить не смог, и почему при этом просил молчать – тоже. И он хранил свою тайну 55 лет, никому из посторонних не рассказывая об этой пещере, а когда решил заговорить, время до неузнаваемости изменило ландшафт места. Исчезли знакомые ему ориентиры в виде большого валуна и одиночной березы рядом с замаскированным лазом, так что несколько попыток найти это место не увенчались успехом. Вход в большую Холмушинскую пещеру сохранился до наших дней, а вот узкого лаза в ту пещеру, в которой В. побывал в детстве, – не было. Правда, в 1969 г. он видел в аэропорту Иркутска своего учителя, и можно было бы поинтересоваться продолжением той давней истории о детском походе в пещеру с мертвецами, но подходить к Кривову и напрямую спрашивать, что стало с теми сундуками, мужчина из-за осторожности не стал. В конце 80-х гг. В. пытался найти пещеру вместе с братом, но тот категорически отсоветовал ему заниматься поиском проклятого золота, которое не принесет счастья. Вскоре брат умер, и поиски пещеры прекратились. Так бы этот рассказ и остался достоянием только близких родственников, если бы в 1998 г. В. случайно не встретился с живым свидетелем, рассказ которого пролил свет на тайну истлевших трупов в пещере на р. Белой. Будучи в Монголии в поселке Ханхе, находящемся в 20 км от российской границы, на озере Хубсугул, он встретил состарившегося русского эмигранта, неизвестно как оказавшегося на проживании в этом удаленном от цивилизации монгольском поселке. Разговорились. Когда старик услышал, что В. родом из Тайтурки, он оживился и, слово за слово, рассказал ему, что был в его краях в составе воинского конвоя одного из эшелонов Колчака. В ночь с 12 на 13 января 1920 г. их поезд задержали на блокпосту Половина. Стояли сильные сибирские морозы, и все прятались в теплушках вагонов, только охрана оставалась снаружи. Из рассказа старика: «Ночью я стоял в карауле и видел, как ящики с золотом перегружали из вагонов на подводы. Лошадей и подводы конфисковали у купца на конном заводе, находившемся неподалеку... За ночь было совершено две ходки от состава на берег реки Белой, из всей команды в 28 человек, занятой перевозкой золота, к утру вернулись только два есаула. Возвратившись в вагон эшелона, они сразу начали пить водку. А те солдаты, которые уходили вместе с ними, так больше и не объявлялись, эшелон ушел со станции утром без них...»

От блокпоста Половина до берега реки Белой, где находятся мощные известковые утесы, в одной из пещер которых В. в детстве видел кованые ящики, мешки и истлевшие трупы солдат, 3–4 км пути. За ночь вполне реально совершить по этому маршруту на лошадях с подводами две ходки с грузом и спрятать ящики в одной из больших пещер. Похоже, о точном местонахождении клада могли знать только два есаула, расстрелявшие солдат в пещере, и вполне возможно, одним из них мог быть тот самый колчаковский офицер В. Богданов, вернувшийся из эмиграции на жительство в Иркутск в 1959 г. и убитый впоследствии со слитками царского золота при попытке его вывоза на Кавказе в 1960 г. Удивительно точно совпадает указанное им расстояние от железной дороги – 3 км.Удалось найти и других живых свидетелей, также побывавших в похожей пещере. На этот раз рассказ о походе школьников с учителем географии Т.Б. Лисовой в конце 80-х гг. прошлого столетия в те же Холмушинские пещеры. Двое пятиклассников проникли в глубокую воронку наверху утеса, выше Большой Холмушинской пещеры, где ниже уступа увидели большое количество белых костей и темный лаз. Испугавшись костей, как в свое время произошло и с В., они не стали проникать дальше внутрь пещеры. Интересно отметить, что полезли они в эту воронку, руководствуясь слухами о саблях, старинном оружии и сокровищах, якобы спрятанных в одной из пещер этого известнякового утеса. Воронка в земле была крутой, так что, спустившись вниз, пятикласники не смогли самостоятельно выбраться обратно; как рассказывает учительница, подняться на поверхность им помогли другие дети, отправившиеся на их поиски. По рассказу двух мальчиков, на дне воронки под карнизом начинался узкий лаз, но лезть в него было страшно из-за лежавшего рядом большого количества костей.

Еще интереснее оказался рассказ старого жителя из Холмушина Олега Антоновича Гурина, слышавшего о золоте в пещере, которое воровали с железной дороги. Он рассказал о деде, который в молодости вместе с братом взорвал эту пещеру, пытаясь расширить в нее проход. Взрыв надежно захоронил клад от посторонних глаз.В одной из вновь открытых пещер вместо золотых слитков была обнаружена загадочная мумия существа с костными шипами на хвостеТо, что не все пещеры этого массива в настоящее время открыты и известны, стало очевидным и нам после осмотра местности. За один день мы обнаружили на утесе пять входов в пещеры, два из них были очень похожи на отверстия, умышленно засыпанные людьми. Камни легко извлекались из забитых ходов, и самое странное – между ними не было мелких фракций из пыли и земли, как будто это не естественно обрушившиеся своды пещеры, а специально сложенные сюда камни, поэтому и нет между ними земли и песка. Исследование местности и поиск людей, помнящих что-либо об этой истории, были продолжены через неделю. Мы даже ощутили свежее дуновение золотой лихорадки.

Для поиска пещер и расчистки завала на входе, предположительно в ту самую пещеру, где мог находиться золотой клад, была привлечена группа опытных спелеологов из иркутского клуба «Арабика». Расчистка заваленного камнями прохода оказалась тяжелым делом и не принесла желаемых результатов. Хотя следов золотого клада найти нам так и не удалось, исследование местности принесло другую не менее значимую для науки сенсацию. В ходе поисков рядом была открыта новая 45-метровая пещера, получившая название пещера Чужого. Такие открытия случаются не часто, в год паспортизируется всего от двух до десяти новых пещер по всей области. В пещере, после двух часов сложного прохождения узкого лаза высотой всего 80 см, в самом конце хода была обнаружена удивительная мумия необычного на вид полуметрового ящероподобного существа с зубастым черепом и костными ощетинившимися шипами на хвосте, длиной больше половины тела, напоминавшего фантастического монстра из фильма «Чужой». Ничего подобного спелеологи, повидавшие ранее много скелетных останков в пещерах, никогда не встречали – на мумии частично сохранились шкура и волосяной покров, отождествить ее с известными видами животных сразу не удалось. «Такого строения животных мы никогда не встречали», – единодушно говорят спелеологи. Фотоснимки странного существа, пересланные по электронной почте палеонтологам, вызвали настоящий переполох в научном сообществе. Последующее исследование мумифицированных останков подтвердило уникальность находки – животное оказалось древним видом водоплавающих, что-то среднее между выдрой и бобром. Вновь найденная пещера ведет внутрь известкового массива, где предположительно могут находиться подземные полости большего объема. Будет ли найдена таинственная пещера с сокровищами, в которой были местные жители, или другая – с просторным залом и старинными надписями на стенах, описание которой оставил краевед Хороших, покажет время. Возможно, это произойдет и без участия спелеологов: известковые утесы на р. Белой рядом с селом Холмушина интенсивно разбираются на сырье для производства извести. Рано или поздно засыпанный вход в легендарную пещеру с золотом будет открыт, и кому-то может улыбнуться удача в натуральном выражении – примерно 3,5 тонны золота.

 

УТОНУВШИЕ КОЖАНЫЕ МЕШКИ СЕРЕБРЯНОГО ОБОЗА

Затонувших сокровищ на дне Байкала известно не так много. Одним из малоизвестных фактов остается случай 1867 г., когда под лед ушла почтовая повозка, доверху груженная кожаными мешками с серебряными монетами. Это произошло в канун Нового года (по современному календарю – с 13 на 14 января). В пос. Култук поздним вечером прибыл серебряный обоз – «тяжелая почта» из Иркутска на семи повозках. Кроме ямщиков, ее сопровождали два вооруженных чиновника. Каждая повозка везла несколько больших кожаных мешков цилиндрической формы, в которых находились рублевые серебряные монеты, предназначавшиеся кяхтинским купцам. В каждом мешке хранилось по тысяче рублей. В Кяхте открывалась зимняя торговая ярмарка, на которую съехались не только российские купцы, но и китайские, и монгольские торговцы, охочие до серебряных монет. Кяхтинское купечество обещало большую премию за досрочную доставку из столичного монетного двора ценного груза. Поэтому сопровождавшие обоз чиновники, надеявшиеся получить премию, пренебрегли осторожностью и выехали на неокрепший лед. Первая повозка сразу же провалилась под лед. Погибли ямщик и лошади. Остальной обоз еще не успел отъехать от берега – это спасло жизнь другим.

По слухам, сокровища не смогли найти, и они остались на дне Байкала, их до сих пор никто не обнаружил. Подробности давнего события исследовал култукский краевед-геолог С. Снопков, который сообщает: «Случилась трагедия вот как, все население Култука уже начало праздновать Новый год, и среди жителей, казалось, не осталось ни одного трезвого человека. Неожиданно из Иркутска прибыла тяжелая почтовая повозка с огромной суммой денег, которые направлялись купцам Улан-Удэ. Дорога зимой проходила через Байкал, прямо по льду. Денег почтой перевозилось очень много. Каждую тысячу серебряных рублей помещали в крепкий кожаный мешок цилиндрической формы. Таких мешков в повозке насчитывалось более десятка. Чиновники, прибывшие из Иркутска в Култук, не захотели задерживаться в поселке и велели сразу же перезапрячь лошадей, чтобы отправиться дальше в путь по Байкалу. Не учли тогда почтовики, что лед на озере был еще слишком тонок. Ямщиков на столь ценный груз посадили тоже пьяных. Когда выехали на лед, сани с тяжелой поклажей серебра неловко занесло, лед проломился, и повозка шумно ушла под воду. Только через четыре месяца упорных поисков злосчастную повозку удалось обнаружить. Ее с трудом подняли со дна и вытащили на берег. Денег в ней не оказалось, вероятно, груз слетел с повозки и сейчас по-прежнему лежит где-то на дне».

 

По описаниям польского ученого Б.И. Дыбовского, проживавшего в начале ХХ в. в Култуке, повозка с серебром затонула в 100–200 м от провала у Шаманского мыса, что под Култуком. Глубина в тех местах несколько десятков метров. В своих дневниках Бенедикт Иванович писал: «...страшная трагедия буквально разорила култучан. Оставила всех без копейки, так как за потерянные деньги людям пришлось заплатить огромный штраф».

 

 

Подпишитесь на нашу новостную рассылку